Свежие новости

18 Май 2022
АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН:  «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС,  КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…»
Новости

АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН: «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС, КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…» 

НА 91-М ГОДУ УШЁЛ ИЗ ЖИЗНИ ПОЧЁТНЫЙ ГРАЖДАНИН ГОРОДА БРАТСКА,
ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ ГОРКОМА КПСС АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ЕЛОХИН.
ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ

АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН:  «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС,  КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…»

Александр Александрович Елохин всегда интересовался всем, что происходит в городе. Если говорить современными терминами, то он был настоящим активистом-общественником. Никогда не кричал, не настаивал – он задавал конструктивные вопросы и получал на них конкретные ответы. Мудрый человек всегда поступает мудро. Читал газеты и книги – у него была хорошая библиотека, слушал и смотрел новости — делал выводы, за всех волновался и переживал за всех независимо от того, какую ступеньку они занимали в данный момент на этой жизненной лестнице. Всегда был очень внимательным и добрым к людям. Совсем недавно он приходил в редакцию газеты по делам: внимательно посмотрел на нашу коллегу, которую давно не видел, и с улыбкой сказал: «А ведь я вас очень хорошо помню!».

ЖИЗНЬ КИДАЛА В НЕГО КАМНИ И РАССТИЛАЛАСЬ ПЕРЕД НИМ КРАСНОЙ ДОРОЖКОЙ…

Судьба Александра Александровича Елохина не была лёгкой, однообразной и беспечной: жизнь иногда кидала в него камни, а иногда расстилалась перед ним красной дорожкой. Ему очень повезло в том, что на его пути часто попадались уникальные, неординарные люди, у которых он многому научился. Не стеснялся признаваться в том, чего не знал, и до конца жизни старался узнавать что-то новое. Своим учителем и соратником всегда считал Ивана Ивановича Наймушина. А потом пришло время, когда и он для многих стал соратником и учителем. А ещё у него была семья, которая любила его и заботилась о нём. И он платил ей тем же.

АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН:  «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС,  КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…»

Мы давно с ним были знакомы. Александра Александровича очень тревожило будущее страны, и мы не раз с ним об этом говорили, — вспоминает сенатор РФ Андрей Чернышев. – Он считал, что пришло время всем объединяться, чтобы выжить в этом сложном мире.

Этой осенью я познакомился с Александром Александровичем, — рассказывает депутат Госдумы РФ Александр Якубовский. – Мои родители – строители, в молодости жизнь их связала с Усть-Илимском.
И поэтому мы с удовольствием и интересом обсудили с ним тему строительства и того, насколько стратегически важной сейчас является эта отрасль. Без строительства нет жизни. Александр Александрович вспоминал, как строился Братск, и что в советские времена – в последние четыре года – в городе сдавали по 350 тысяч квадратных метров жилья. Братскгэсстрой был могучей строительной организацией. Сейчас эти традиции необходимо возрождать, в этом он был уверен.

АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН:  «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС,  КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…»

Александр Александрович Елохин – это человек-легенда современного Братска, — говорит мэр Братска Сергей Серебренников. – При каждой нашей встрече он задавал много вопросов, беспокоился за город. Любая городская проблема для него была болью. Он принадлежал к тому поколению людей, которые строили и восстанавливали страну, уезжали на комсомольские стройки, много учились и мало думали о себе.

Он был простой, открытый и честный. Талантливый организатор. У него получалось всё, за что он брался. Мы тебя не забудем, Александр Александрович! – написал экс-мэр города Иван Невмержицкий.
А это слова экс-депутата Законодательного собрания Иркутской области Геннадия Истомина: «Сегодня узнал страшную новость, из-за ковида ушёл из жизни прекрасный человек — Елохин Александр Александрович, почётный гражданин города Братска. Это не укладывается в голове. Он был человек изумительной чистоты. Добрейшая душа, честность, глубочайшая порядочность и оптимизм — это все вмещалось в нём. Он был моим учителем и образцом для меня — молодого парня, пришедшего работать в братский горком партии с алюминиевого завода. Почти сорок лет он всегда был рядом, подсказывал и советовал. Глубокие соболезнования родным и всем, кто знал его и имел счастье общаться с этим прекрасным и удивительным человеком. Пусть земля будет ему пухом».

ТЯЖЁЛЫЙ ДЕНЬ

Александр Александрович совсем недавно отметил девяностолетие — серьёзный юбилей. Тем не менее, когда в понедельник город узнал о том, что он ушёл из жизни, для многих это оказалось шоком. До последних дней Александр Александрович много общался, водил автомобиль – «Волгу», входил в попечительские советы, и несмотря на то, что давно покинул пост председателя городского совета ветеранов, занимался общественной деятельностью.
В начале сентября он позвонил в редакцию, и мы договорились с ним о том, что к Дню учителя обязательно напомним братчанам об Иноземцеве, который долгие годы возглавлял городское образование. Александр Александрович очень просил об этом, потому что городское образование и тех подвижников, которые этим сейчас занимаются, считал спасением нации. Встреча была последней — и это было последнее интервью Александра Елохина газете «Знамя», со страниц которой его имя не сходило несколько десятилетий.

Городу очень повезло с Иноземцевым, — говорил Александр Александрович. — Я вообще считаю, что фундаментом для организации жизни, для любого общества является образование. Есть такое выражение, суть которого в том, что опережающей отраслью экономики является энергетика – если она есть, то есть и промышленность, и сельское хозяйство, и многое другое. И к этому я ещё добавляю, что опережающей отраслью для становления всего народного хозяйства, человека, общества, государства является образование.

АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН:  «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС,  КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…»

А вы верующий человек? — спросил меня неожиданно Александр Александрович перед интервью. – У меня это или возраст такой наступил, или что-то другое, но я об этом много думаю, особенно сейчас. Всю жизнь я ищу ответ на вопрос: кто, как и когда сотворил Вселенную. И за всю жизнь я ответа так и не нашёл. А ведь с точки зрения нашего сознания ничего из ничего не бывает. Я верю в то, что мы ничего не знаем. О Боге ничего не знаем и о Вселенной ничего не знаем…

ДОРОГА ЖИЗНИ

Биография Александра Елохина многим братчанам хорошо известна. В 1956 году он окончил престижный Омский автодорожный институт и начал свою трудовую деятельность на Тулунском автотранспортном предприятии. В Братскгэсстрое работал заместителем главного инженера автоуправления.

АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН:  «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС,  КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…»

Мы тогда строили дорогу на Усть-Илим, — вспоминал Александр Александрович. – У меня уже была рация в машине. Это были времена двух обкомов, райкомов «по-хрущёвски» — промышленного и сельскохозяйственного: потом это критиковали. И вот мне позвонили и сказали, что в город приехал из Иркутска второй секретарь обкома КПСС Власов и хочет поговорить со мной. Я приехал к нему на встречу, а он говорит: «Вы знаете, что на БЛПК идёт большая стройка, и коммунисты порекомендовали вас избрать секретарём парткома БЛПК». Предложение было для меня таким неожиданным и таким нежелательным, что я сразу стал отказываться: ни в коем случае! И чтобы быть убедительным, сказал ему следующие слова: «Я неплохо учился в институте, но политэкономию пересдавал с «тройки» на «четвёрку». А он рассмеялся и сказал: «Вы об этом никому не говорите, а хорошо подумайте и утром о своём окончательном решении скажете секретарю горкома партии Георгиевскому». Вот так это всё начиналось. Партийная дисциплина была для нас – закон.
Интересных встреч, конечно, в его жизни было немало. И этот вопрос – про интересные встречи – ему задавали многие. Так что и мы на этот раз не были оригинальны. Сейчас, вспоминал Александр Александрович, когда прошло уже так много лет с тех пор, в памяти осталось не всё. «Может быть, потому, что их было слишком много – визиты государственных деятелей, работников культуры и искусства, иностранные делегации. Был случай, когда я целую неделю не появлялся в горкоме, и главный бухгалтер нашла меня в аэропорту, когда я провожал очередную делегацию, посмотрела на меня с укором и сказала: «Александр Александрович, надо коллективу зарплату подписать».

АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН:  «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС,  КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…»

С МАРШАЛОМ АВИАЦИИ АЛЕКСАНДРОМ ГОЛОВАНОВЫМ НА НИКОЛАЕВСКОМ ЗАЛИВЕ…

В тех местах, где раньше был Николаевский завод, я бывал ежегодно раз пять. Но больше всего мне запомнилась поездка туда с маршалом авиации Александром Головановым. Его биография есть в интернете, и в какой-то период жизни она была связана с Иркутском: «В 1932 году окончил лётную школу ОСОА­ВИАХИМа. С июля 1933-го по 1941 год работал в Главном управлении ГВФ «Аэрофлот», где занимал должность пилота, помощника командира авиаотряда Московского управления, с января 1935 — начальника Восточно-Сибирского управления Гражданского воздушного флота (Иркутск). В 1937 году был исключён из партии, после чего уехал в Москву, «за правдой». Комиссия партийного контроля выяснила, что исключён он ошибочно, но в Иркутск Александр Евгеньевич уже не вернулся, устроившись в сентябре 1937 года работать лётчиком 27-го транспортного авиаотряда в Московском управлении ГВФ. С июня 1938 года — пилот-инструктор 3-го транспортного авиаотряда там же. На этих постах Голованов становится шеф-пилотом эскадрильи особого назначения и одним из лучших лётчиков гражданской авиации. В 1938 году газеты писали о нём как о «лётчике-миллионере», то есть налетавшем миллион километров. Голованов был награждён знаком «Отличник Аэрофлота» и знаками «За безаварийный налёт» 300 000 и 500 000 километров. Его фото публикуется на обложке популярного журнала «Огонёк»».
Голованов дважды приезжал в Братск. Мы знали, что он прокладывал «северные направления», возглавлял иркутскую авиацию. Личность – легендарная, и, конечно, мы встречали его с почётом. Это было где-то в году 1964-ом или в 1965-ом. Он был уже пенсионером, а я работал тогда секретарём парткома на БЛПК. И к тому времени мы уже построили базу отдыха для работников комбината в районе Николаевского залива – небольшой щитовой посёлочек из 16 домиков, потом их сожгли: наверное, мы такие хозяева… Строительство базы отдыха — это отдельная история, в которой принимал участие Евгений Петрович Верещагин – в то время он был заместителем начальника УС БЛПК.
Евгений Петрович был знаком с Головановым, служил в его авиационном полку. Больше того, Верещагин возглавлял комсомольскую организацию полка, и поэтому они контактировали. А после того, как Евгений Петрович мобилизовался, их дружба продолжилась – они частенько разговаривали по телефону.
Верещагин одобрил строительство базы отдыха БЛПК, и мы быстро эти домики собрали. Когда приехал Голованов, их было уже восемь. И мы втроём отправились на Николаевский залив на моторной лодке, с нами был ещё мужичок – фамилию его теперь уже не помню, к сожалению.
А Голованова в Братск мы пригласили по предложению Верещагина, и маршал с удовольствием согласился. Он был заядлый рыбак, и мы это знали. Мы жили там три дня, дёргали окуней, а он рассказывал мне свою историю.
Он был коренной москвич. После окончания авиационного института уехал в Иркутск, летал обычным лётчиком. Потом его вернули в Москву, потому что он показывал очень серьёзные способности по освоению северных полётов. Я и сейчас считаю, что весь север страны с точки зрения полётов освоен Головановым. В 1937-ом, когда начался поголовный расстрел — это непростительная вещь в нашей истории — он дружил с руководителем иркутского отделения КГБ, и тот ему однажды сказал: «Саша, начали говорить о тебе, сматывайся отсюда». Так мне рассказывал сам Голованов. И вот он бросает всё, а он тогда уже возглавлял иркутский аэропорт. Садится на поезд до Красноярска, там пересаживается на тихоходный самолёт – Ил-12 или Ил-2, сейчас уже подзабыл, на какой из них точно, и улетает в Москву. В Москве становится инструктором номер один по обучению пилотов вождению, преподаёт в Московском авиационном институте «лётное дело».
И вот он мне рассказывал, что, когда уже во время войны внесли его кандидатуру на должность первого руководителя авиации дальнего действия, сразу встал вопрос: наши самолёты по скорости значительно уступали самолётам Германии. Во время совещания со Сталиным Голованов докладывал о необходимости создания более скоростной машины. «Мы проигрываем в скорости, поэтому у нас большие потери», — говорил он. «А что вы предлагаете?», — спрашивал Сталин. И Голованов отвечал, что у Туполева уже есть готовый проект новой машины, но Туполев сидит и его собираются расстрелять. Тем не менее встреча Сталина с Туполевым состоялась, и уже через полтора месяца советская авиация пересела на новую машину. А в свой следующий визит к Сталину Туполев приехал уже без конвоира.
Когда Голованов появился у нас в первый раз, он прожил здесь дней двенадцать, потом второй раз приезжал. Между поездками был небольшой перерыв. Жил в гостинице БЛПК, которая сейчас называется «Шведка». Мы тогда эту гостиницу просто сделали из двух квартир. Михаил Иванович Олонцев посмотрел эти квартиры и одобрил решение по «шведской» гостинице. Сейчас уже историю «Шведки», может быть, мало кто помнит.

АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН:  «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС,  КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…»

Александр Александрович, во время своих визитов в Братск чем ещё, кроме рыбалки, занимался маршал авиации Александр Голованов?

В основном, конечно, осматривал Братскую ГЭС. Он был очень подвижный и умный человек. Несколько раз съездили с ним на рыбалку. И были встречи с людьми на посёлке Строитель. Там был очень хороший Дом культуры, каменный. Встречи были очень интересными.

«НА ПОСОШОК!»

Многое сейчас размылось в памяти. Наверное, от того, что встреч было огромное количество, но все они были интересными. Приезжали, как я уже говорил, известные люди из разных стран. Была у нас однажды делегация американской молодёжи. И у меня до сих пор где-то сохранилась грамота, подписанная руководителем идеологического отдела обкома КПСС, в то время Петром Фёдоровичем Московских – «За внимательное отношение к американской молодёжи».
Очень интересным были визиты председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина и председателя Госплана СССР Николая Байбакова. Запомнилась встреча с президентом Португалии Франсишку да Кошта Гомишем.
Сижу в кабинете в горкоме. Время – одиннадцать часов утра. Звонок из ЦК, из Москвы. Звонит Аркадий Иванович Вольский, он тогда курировал Сибирь и Дальний Восток. Выясняется, что из Москвы вылетел президент Португалии со своей женой. Самолёт взлетел час назад. И вот когда он был уже на высоте десять километров, президент принял решение посмотреть Братск. По всем расчётам через три с половиной часа самолёт должен был приземлиться в Братске. Разговор с Вольским был короткий: вы принимать умеете, сказал он и положил трубку. Эту встречу мы готовили вместе с секретарём горкома КПСС Диной Андреевной Дроготнёвой. Старая гвардия её помнит. Гостей, как правило, мы тогда селили в гостиницу «Интурист» — сейчас «Тайга». Дина Андреевна тут же выясняет, что «Интурист» на ремонте, братскгэсстроевская гостиница тоже на ремонте. Ещё через несколько минут находим в «Интуристе» готовые «люксы», только-только после ремонта. Дальше всё идёт по плану – встреча в аэропорту. Кошта Гомиш сходит с трапа с женой и двумя персональными переводчиками. Она – очень импозантная особа молдаванско-цыганского «покроя». Мне показалось, что немного капризная. Набросал план визита. Кошта Гомиш его одобрил. Обсудили утренний вылет из Братска. Заселяем гостей в «люксы». В это время на подлёте к Братску второй секретарь иркутского обкома КПСС Владимир Фёдорович Малов, бывший директор Братского алюминиевого завода. Знаю, что его сын сейчас ректор Иркутского государственного медицинского университета, профессор Игорь Малов.

АЛЕКСАНДР ЕЛОХИН:  «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ИЩУ ОТВЕТ НА ВОПРОС,  КТО МЫ, ОТКУДА И ЗАЧЕМ… И НЕ НАХОЖУ…»

Как и запланировали, разместили президента Португалии и его супругу в «Интуристе». Готовимся к экскурсии по городу. Ждём. Он выходит, а она – нет. Почему? Он ответил, что у неё разболелась голова и она не поедет. Я сразу почувствовал что-то не то. Садимся в машину, едем по городу, осматриваем Братскую ГЭС. К шести часам, к ужину, возвращаемся в гостиницу. Владимир Фёдорович уже здесь. Присаживаемся к накрытому столику, а её нет. Я снова к президенту, а он опять говорит, что у неё болит голова. И тогда Дина Андреевна отправляется в номер гостьи, возвращается в панике: «Боже мой, Александр Александрович! Будет международный скандал. Там дышать нечем. Краска ещё не высохла, сплошной ацетон. Идите спасать ситуацию». И я чувствую, что другого варианта нет.
Стучусь в номер. Захожу. Переводчица с ней. Я начинаю оправдываться. Говорю, что кругом ремонт, извиняюсь. Всё произошло неожиданно, к встрече подготовиться не успели. И вижу, что она заулыбалась, стала более мягкой, приветливой. И уже через несколько минут пообещала, что подойдёт к столику. Оказалось, что она чтит наши традиции – рюмочка за рюмочкой. Приветственные слова, тосты. А в восемь утра им вылетать из Братска, а уже час ночи. И вот жена президента Португалии поднимается и говорит тост, который нас слегка обескуражил: «На палку!». Все замерли, а она снова нас призывает: «На палку!». Хорошо, что рядом был переводчик, который вернул нас в действительность. «У вас же есть тост «На посошок!», и она его знает. Такая забавная история запомнилась мне. Историй разных, конечно, в жизни было много. Но вот эта не уходит из памяти. Другие были времена, другая была эпоха. И всё это уходит…

Ирина ЛАГУНОВА,
фото Александра Силивончика

Похожие статьи