Свежие новости

ГОРДЫЙ  «ВАРЯГ»
Новости

ГОРДЫЙ «ВАРЯГ» 

24.01.2019

Летом 2018 года «Варяг» отметил золотой день рождения – 50 лет. Решение о создании военно-морского лагеря для подростков было подписано руководством Братскгэсстроя в 1968 году. Юбилей прошел тихо и незаметно. Был бы жив «капитан корабля» по имени «Варяг» Фред Юсфин, юбилейная дата стала бы сенсационной. Потому что Фред Павлович из любого события лучше всех умел сделать большую сенсацию. Поэт Евгений Евтушенко до конца своей жизни вспоминал, как благодаря Фреду шумно и торжественно его принимали в Братске в дни гонений начала шестидесятых со стороны советского руководства. Юсфин никогда никого не боялся, и все делал так, как подсказывало ему сердце.

Ирина ЛАГУНОВА

МОРСКАЯ ЖИЗНЬ

В конце девяностых годов «Варяг» прекратил свое существование. Содержать лагерь было не на что. Но осталась уникальная история, похожая на легенду. Вспоминая в 1998 году рождение морского лагеря, Фред Юсфин писал: «Четыре первых палатки на мысе Пурсей в Падуне, эллинг, он же клуб, он же класс. Он же спортзал. Дощатая столовая, асфальтированный плац, ставший верхней палубой, дощатый нос корабля, выдвинутый почти до уреза воды залива с гордым словом «Варяг». 60 ребят надели морскую форму и стали именовать себя юнгами. Какая это была ершистая, но дружная команда… Потом нам стало тесно на Падуне и во время одного из дальних шлюпочных походов, попав в приличный шторм, мы зашли в совершенно безветренную бухту Зябского залива и решили: «Здесь будет лагерь заложен!». Руководители Братскгэсстроя Григорий Сергеевич Несмелов и Сергей Кузьмич Евстигнеев одобрили наш выбор и закипела работа в совершенно глухом месте тайги. На живописном берегу бухты Братского моря вырос целый городок. Друзья по Братскгэсстрою помогли построить дорогу, ЛЭП-6 Кв. Среди тайги и ребячьего муравейника вырастали столовая и баня, кубрики и клуб со спортзалом. Из Владивостока доставили настоящие корабельные орудия и торпеды как учебные пособия. Лагерь зажил полнокровной и непростой жизнью…».

Не раз своим друзьям Фред Юсфин рассказывал, как в лагерь приезжали знаменитые деятели искусств: Иосиф Кобзон, удостоенный звания «Почетный юнга лагеря «Варяг», Ирина Понаровская, Людмила Сенчина, Давид Тухманов, Ян Френкель, поэты и писатели, космонавты и ученые, и многие-многие другие интересные люди. За тридцать лет существования через «Варяг» прошли 11 тысяч школьников. В 1985 году делегация лагеря была участником XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. 46 воспитанников лагеря стали офицерами Военно-морского флота. Фред Юсфин любил возиться с мальчишками и девчонками и был прирожденным педагогом. 

ПОЧЕМУ ФРЕДУ
НЕ ПОНРАВИЛАСЬ «БАБА ЯГА» ГЕННАДИЯ МИХАСЕНКО…

Ровно сорок лет назад, в 1979 году, «Восточно-Сибирское книжное издательство» отпечатало 50-тысячным тиражом повесть детского писателя Геннадия Михасенко «Я дружу с Бабой Ягой». Главные герои повести – два пацана из Братска: Димка Лехтин по прозвищу «Баба Яга» и Сёмка Полыга «Ушки-на-макушке». Оба они по счастливой случайности попали в военно-морской лагерь «Ермак», начальником которого был Филипп Андреевич Давлет. Начальника лагеря со странной фамилией Геннадий Михасенко списывал с Фреда. И надо отметить, что этот образ оказался ярким, но самому герою, по всей видимости, не понравился. Мало того, что у начальника «Ермака» было «арбузное брюшко», так он еще и не умел плавать. Дальше – больше. Оказывается, что у Давлета-Фреда «за печкой стоит ружье двенадцатого калибра, а на столе лежат патроны», и это хорошо известно юнгам. По нынешним временам такому начальнику лагеря очень бы не поздоровилось не только за ненадлежащее хранение огнестрельного оружия, но и сплошные нарушения в пожароопасный период: костры разжигались на берегу сплошь и рядом. Мальчишечьи драки в лагере – явление распространенное и заурядное. С куревом та же история. А уж если пойти в начало повести, то отец у трудных подростков братьев Лехтиных – ни на что не годный пьяница и забулдыга, пацаны вечно голодные и все время собирают пустые бутылки – «пушнину», чтобы раздобыть хоть немного денег на карманные расходы. Одним словом, удивительно, как вообще в 1979 году эта повесть прошла советскую цензуру. Все социальные пороки общества – налицо. Между тем, для подростков из Братска это была настоящая сказка и вольница. И Фред знал, что он делал. Он ведь понимал, что рискует и своей репутацией, и своей работой. Но по-другому с трудными подростками, наверное, было и невозможно. Здесь неуместны никакие бюрократические регламенты. После «Варяга» мальчишки в него верили. И у многих из них сложилась настоящая судьба.

НЕОРДИНАРНАЯ ПОВЕСТЬ

Геннадию Михасенко писать эту повесть, наверное, было сплошным удовольствием. Дело в том, что он хорошо знал нравы и привычки обитателей «Варяга», и списывать портреты было с кого. С 1969 года он вместе с Фредом Юсфиным работает в лагере. Его должность – «комиссар морского лагеря». Работа в «Варяге» и стала толчком для появления этой замечательной повести, которая очень не понравилась Юсфину. И понятно, почему! Все, что описывает Михасенко в «Я дружу с Бабой Ягой» — это страшный сон для любой проверяющей комиссии. С 1979 года повесть больше так и не издавалась. Она даже не вошла в знаменитый четырехтомник, изданный Геннадием Сапроновым в начале 2000-х. Говорят, что Фред Павлович был категорически против. Наверное, против должны были быть и социальные органы. И есть подозрения, что сам Геннадий Михасенко получил хорошую головомойку от вышестоящего руководства. Это следует из того, что в средствах массовой информации он попытался признать, что повесть ему не удалась. А между тем, это одно из лучших произведений писателя. 1 января 1983 года в газете «Советская молодежь» было опубликовано его небольшое новогоднее эссе, в котором он размышляет о своих литературных опытах. И вот что он пишет: «Первая ступень – найти… изящную ситуацию… Так случилось с «Милым Эпом»… Но этого не случилось, к сожалению, с повестью «Я дружу с Бабой Ягой»: я не нашел интересного хода, меня задавил фактический материал… Повесть вышла ординарной». Но сегодня многие взрослые братчане с восторгом вспоминают о том, что они выросли на этой повести. Ну, а в библиотеках книжки уже практически не найти. И это закономерно. Так была ли книга ординарной? Или Михасенко вынужден был написать эти слова? Вопрос остается открытым…

СОРОК ЛЕТ СПУСТЯ…

В юбилейный для книги год редакция газеты «Знамя» решила переиздать повесть Геннадия Михасенко «Я дружу с Бабой Ягой». Мы уже имеем небольшой издательский опыт, и с большим удовлетворением сообщаем своим читателям, что книга Леонида Мухина «Лидия Русланова в Озерлаге», изданная нами, разлетелась, как горячие пирожки. Многие наши читатели до сих пор еще интересуются, можно ли ее где-то найти. Сегодня мы беремся за подготовку к печати книги Михасенко, и просим своих читателей, желающих записаться на ее приобретение, обращаться в редакцию газеты «Знамя» по телефону 41-31-60.

СЮЖЕТ ПОВЕСТИ:

«В повести «Я дружу с Бабой Ягой» события разворачиваются в военно-морском лагере «Ермак», где все, как у моряков: и контрольно-пропускной пункт, и устав, и даже конспиративные имена-прозвища. На «Ермак» напали неизвестные в зеленой форме. Они действовали четко и слаженно. Создавалось впечатление, что в лагере находится предатель или шпион. В плен попадает художник «Берта-у-мольберта». Обманным путем пленен и Сёмка «Ушки-на-макушке». Что предпримет его друг Димка, он же «Баба Яга»? Сюжет повести закручивается в сложный клубок взаимоотношений. Это мир мальчишек, которые на деле узнают, что есть долг, а что – предательство и что такое подлинная дружба».

Похожие статьи