Свежие новости

04 Дек 2022
ИЗ ЛИТЕРАТУРНОГО АРХИВА  ПОЭТА ВАЛЕНТИНА УРУКОВА
Новости

ИЗ ЛИТЕРАТУРНОГО АРХИВА ПОЭТА ВАЛЕНТИНА УРУКОВА 

Год назад в моём распоряжении оказался литературный архив Валентина Урукова, поэтический дар которого признавали не только в Братске, Нижнеудинске и Иркутске, но и далеко за пределами Иркутской области. А для газеты «Знамя» в его имени есть особый смысл, потому что в 60-70-е годы он очень много и постоянно в ней публиковался.

Ирина ЛАГУНОВА

В сохранившемся архиве поэта собраны многочисленные вырезки, вклеенные в альбомы. Позднее, уже после трагической смерти Валентина Урукова летом 1978 года, большая часть из них попала в книгу, которую подготовили к печати в Нижнеудинске, и это был единственный его большой сборник, если не считать тоненькой книжечки, напечатанной в Иркутске в 1970 году в «Восточно-Сибирском книжном издательстве», которая стала для него «путёвкой» в большой поэтический мир.
О Валентине Урукове в советское время достаточно много говорили на страницах местной и региональной прессы, его стихи печатались в столичных изданиях. И поэтому для меня большим удивлением стала обнаруженная в его архиве проза. Ни в одну из книжек по каким-то причинам эта проза не попала. Но сегодня у нас появилась уникальная возможность знакомиться с его рассказами, заметками, юморесками.
24 марта 1979 года газета «Знамя» посвятила творчеству Валентина Урукова целую страницу. Вступительное «Слово о поэте» написал тогда Виктор Шалатонов, который в том году был участником Всесоюзного совещания молодых писателей. В одном из советских издательств у него была напечатана книга, посвящённая строителям БАМа. Кстати, его творческая биография начиналась в «Знамени» в 1964 году – у нас до сих пор хранится его заявление о приёме на работу в качестве литсотрудника.
«Я хорошо помню его на собраниях литературного кружка в 1964-ом. То было время бурных споров «физиков» и «лириков», — пишет Виктор Шалатонов. – То было время, когда в моде был крик – этакая поэтическая истерия, облагороженная иностранным термином «импрессионизм». …Валентин Уруков чаще всего смотрел на нас умными и грустными глазами. Но это не было монументальным спокойствием мудреца: он волновался внутри, и в такие минуты на его виске набухала змейка-артерийка – она пульсировала болезненно, напряжённо. Это тоже понятно. Если бы он умел только думать, но не умел чувствовать – он не был бы таким поэтом…Валентин Уруков прошёл свой творческий путь удивительно ровно в том смысле, что не обветрился ни одним модным поветрием… Он писал «тихие» стихи, но такие, от которых часто хотелось плакать… Как-то мы шли по улице Мира, в то время только ещё шестидомной. Перед нами в шагах пяти вдруг упала ёлка: обглоданная, с остатками мишуры, клочками ваты. Кто-то вышвырнул её с балкона. «А если бы на голову!» — возмутился я. Валентин заговорил о другом: «Вот тебе и тема… Выбирали ведь в тайге, везли, оберегая, чтобы не дай Бог, не сломалась веточка, потом украшали, плясали вокруг… И вот – пожалуйста!». Тогда я его не понял. Вскоре Валентин написал «то» стихотворение, но оно оказалось не столько о ёлке, сколько о человеке с похожей судьбой… В январе нынешнего года (1979) в редакции журнала «Наш современник» я услышал: «Не умеете вы там, в Сибири, беречь людей. Самое обидное – каждый раз на самом взлёте, в самой поре работы. То – Вампилов, теперь – Уруков…».
То очень важные и интересные строчки, которые добавляют новые краски к портрету поэта Валентина Урукова, мало и редко о себе говорившего. Может быть, за редким исключением. Вот его, почти автобиографическое стихотворение, опубликованное в тулунской районной газете.

ИЗ ЛИТЕРАТУРНОГО АРХИВА  ПОЭТА ВАЛЕНТИНА УРУКОВА

ДОПРОС (ИЗ СТИХОВ О МИЛИЦИИ)
Как змея, изворотлив
и гибок –
Не приколешь такого в упор.
Битый час без малейших ошибок
Врёт рассчитанно старый вор.

Предусмотрены все детали:
Был во столько-то там и там,
И что сроду его не видали
И поблизости к тем местам…

Если нужно, глаза слезятся
И – казанская сирота.
За какое же место взяться,
Где ж его больная пята?..

А за окнами — поздний вечер
Смотрит взглядом
прожекторов,
Как под соснами стелет ветер
Белый-белый октябрьский покров.

Побродить бы по эстакаде,
Влиться в ритм
несмолкающий ГЭС.
Встретить девушку,
и во взгляде
Столько новых открыть
чудес!

Чтобы вновь, несмотря на ветер,
К морю выбежать,
взяв весло.
…Но сидит предо мной
в кабинете
Человек, приносящий зло.

Не даётся легко и просто
Жизнь очистить от шелухи.
…Я пишу протокол допроса,
А ведь мог бы писать –
Стихи.

Валентин Уруков, офицер милиции, г. Братск

Это очень большая удача, что в архивах Валентина Урукова сохранилась проза. Короткий рассказ «Зимой» был написан им в начале января 1963 года в Братске. Напечатан на пишущей машинке красным шрифтом – ещё немного времени, и прочитать его в оригинале будет совсем трудно. Но начать с него мы решили не поэтому. А потому, что рассказ по-настоящему талантлив, но, как нам кажется, не прочитан большой аудиторией. В нём очень большая трагическая сила: это горе мальчика, у которого куда-то увозят отца, и он не понимает, куда. А ещё в рассказе прочитывается Братск шестидесятых годов, которому ещё без году неделя, и жизнь в котором очень трудна и бедна. Это портрет города, который нам удаётся рассмотреть сквозь жизненную драму одной семьи.
В 1972 году Валентин Уруков написал газетную юмореску «Предприимчивые жильцы». В архиве она сохранилась в двух вариантах. Один из них, более полный, без сокращений, сегодня мы также предлагаем вашему вниманию.
Последнее письмо переводчицы Габриэль Мармион к Сергею Есенину, которая сопровождала его во время зарубежных поездок, хранится в архиве Валентина Урукова в двух копиях, отпечатанных на машинке. И оно не может быть случайным. Ведь из многих русских поэтов Валентин Уруков особенно любил и ценил именно его. Не зря же в одном из комментариев к творчеству Валентина Урукова кто-то однажды сказал, что Уруков – это сибирский Есенин.

Похожие статьи