Свежие новости

06 Фев 2023
Какие они, братчане?
Новости

Какие они, братчане? 

В 2022 году 12 декабря Братску исполняется 67 лет. В это же время идёт специальная военная операция (СВО) российских войск на Украине.

Важнее дел, чем эта спецоперация, сейчас для России нет. От её исхода зависит даже больше, чем судьба нашей страны, поскольку ядерные державы на своих границах войны не проигрывают. И можно сказать, что этот текст о горожанах написан не только для сегодняшнего читателя, но и для истории. Этот текст – свидетельство того, как тыловой Братск проходит испытание боевыми действиями, которые ведёт страна.

Практически с первых дней начала СВО на проспекте Ленина, 29 (исполком партии «Единая Россия») открылся пункт сбора гуманитарной помощи жителям ЛНР и ДНР, а с момента начала мобилизации здесь же начали собирать помощь для мобилизованных братчан.

Какие они, братчане?

Ветеранские и общественные организации, православная церковь, школы, детские сады, управляющие компании, Братский дом-интернат для престарелых, санатории, ансамбли, супермаркеты, клуб бардовской песни, ЦБ колледж, БрГУ – всего 109 организаций оказали, а некоторые продолжают оказывать помощь на регулярной основе. Даже пока мы 40 минут разговаривали с сотрудниками пункта приёма помощи, этих организаций стало больше на одну.

Помощь оказывают и делом, например, братский «Спецавтотранс» регулярно занимается доставкой гуманитарной помощи, а фирма «Ночной экспресс» незаменима, если нужно срочно довезти до Иркутска что-либо, забытое в суматохе сборов.

Очень востребована помощь волонтёров. На Ленина, 29 очень ценят людей, которые приходят, чтобы помочь сформировать гуманитарные наборы и погрузить их в машины.

Какие они, братчане?

Ничуть не менее ценны рукодельницы, которые вяжут бойцам тёплые носки и перчатки, и те, кто, не умея вязать, просто приносят пряжу. Есть умелицы, которые вяжут мягкие игрушки для детских домов ЛНР и ДНР.

С февраля здесь побывало несколько сотен братчан, иногда целыми семьями. Кто с деньгами, кто с продуктами, кто с одеждой, а кто и с тем, и с другим, и с третьим вместе.

Какие они, братчане?

Надо сказать, что ведётся обязательный и строгий учёт каждого рубля, каждой консервной банки. Есть обязательная запись имени, фамилии и номера телефона каждого, кто переступил порог пункта приёма гуманитарной помощи. Принёс он триста рублей или сто тысяч – не важно, хотя суммы тоже обязательно записываются.

Две крупные в Братске диаспоры, армянская и азербайджанская, тоже принесли гуманитарную помощь. Про другие диаспоры пока ничего неизвестно, во всяком случае, об их коллективном участии, но, как рассказывают люди, приносившие помощь, когда на рынке автостанции продавцы спрашивали, куда они покупают столько носков, и узнавали, что это для мобилизованных, то приносили откуда-то ещё и отдавали их бесплатно или не брали денег за покупку вовсе. Какой национальности были эти продавцы – неизвестно и, в сущности, неважно, ведь мы все живём в России.

Деньги, которые приносят братчане (на 1 декабря собрано чуть более миллиона рублей), идут на закупку необходимой техники (в день моего визита как раз купили два генератора), ткани для пошива вещмешков, нижнего белья солдатам несколькими партиями по 500-700 штук (пошивом занимаются волонтёры – швейные фабрики, техникумы, ателье). А ещё – газовые плиты, влажные салфетки, карабины, газовые баллоны, аккумуляторные фонарики, термобельё, которое долго выбирали в оптимальном соотношении цена/качество, и аптечки. Причём аптечки доукомплектовывали лекарствами на все случаи жизни (противодиарейными, жаропонижающими, обезболивающими и другими), а учитывая, что далеко не все мужчины разбираются в препаратах, «пластинки» с таблетками разложили в бумажные пакетики с соответствующими надписями: «от температуры», «от поноса» и т.п.

Какие они, братчане?

Конечно, сюда приходят очень разные люди. Чаще всего, конечно, здесь бывают пенсионеры – люди старой закалки. Некоторые из них приносят такие пакеты с продуктами, которые и молодому здоровому человеку поднять непросто. 

Неверно будет сказать, что не приходят братчане известные и состоятельные. Они приходят, но просят не называть их имен никому, журналистам тем более.

Чаще всего приходят люди, которые сами побывали в сложных жизненных ситуациях, которым однажды тоже кто-то помог, – добро множит себя, что уж тут удивительного. Приходят люди, которые чувствуют солидарность, люди, чьи знакомые или родственники были мобилизованы или живут на Украине.

– До и после Дня Победы приходили пожилые люди, которые получили выплаты к празднику как «дети войны». Почти все говорили: «Мы дети войны, которая уже прошла, получили материальную помощь и хотим помочь детям войны, которая идёт сейчас», – рассказывает сотрудник пункта сбора помощи Ольга Кутовая.

Пожилых людей, которые приносят даже не очень крупные суммы, обычно спрашивают – всё ли верно они рассчитали? Хватит ли средств до следующей пенсии? Некоторые пенсионеры приносят гуманитарную помощь ежемесячно, получают пенсию и с тысячей или с купленными продуктами идут на Ленина, 29.

Слушая о том, какие обстоятельства иногда приводят людей в пункт сбора помощи, понимаешь, насколько жизнь шире наших, порой самых смелых, представлений о ней. Почти каждый человек приносит вместе с помощью ещё и собственное испытание, которое он однажды прошёл в жизни или проходит сейчас. Иногда сотрудницы центра сбора гуманитарной помощи не могут сдержать слёз, вспоминая некоторые истории.

Приходила пожилая женщина, живущая в одном из посёлков. Принесла деньги. Большую для пенсионерки сумму. Попросила взять обязательно, поскольку в противном случае дочь пропьёт всё. А узнает, что деньги были, – убьет. Личная жизнь не вышла, не удалась, пусть хоть кому-то будет нужна забота пожилого человека.

Приходил мужчина, который уже много лет один воспитывает сына-инвалида с детства. Живут на две пенсии. Хотел бы пойти воевать, зубами рвать нацистов. Физические силы есть, желание огромно, но оставить человека, который полностью от него зависит, он не может. Мужчина принёс большую сумму денег. Рассказал, что собирал её долго. Да, были у него планы на эти деньги. Не стал говорить, какие. Но сейчас они нужнее в другом деле. И он действительно отдал всё, что у него было. 

С февраля с проспекта Ленина, 29 в зону боевых действий ушло 15 машин с гуманитарной помощью через Иркутск и 3 машины – непосредственно в Новосибирск. Постепенно всё точнее выстраиваются логистические цепочки. Сейчас уже есть возможность посылать помощь мобилизованным по конкретному адресу. Уже есть опыт отправки помощи (23 вещмешка) непосредственно на передовую, в Мариуполь, через Таганрог. Был случай, когда адресно одному из мобилизованных были доставлены сигареты. Из Братска нашли командира части, связались с ним, доставили курево по адресу. Потом связались с бойцом, узнали, что всё дошло, и после позвонили матери, успокоили её.

Есть ещё один важный момент, о котором нельзя не упомянуть – пожалуйста, запомните это и передайте своим пожилым родственникам: никто и никогда не ходит по квартирам и не собирает гуманитарную помощь ни продуктами, ни деньгами. К сожалению, однажды был случай с такими ушлыми «братчанами».

Кирилл БАКУРКИН

Похожие статьи