Свежие новости

КОРОТКИЙ ВЕК «ЗАРИ КОММУНИЗМА»
Факт

КОРОТКИЙ ВЕК «ЗАРИ КОММУНИЗМА» 

БРЕЗЕНТ, СЧЁТЫ, ДВЕ ПИШУЩИЕ МАШИНКИ И АВТОМОБИЛЬ «МОСКВИЧ» В 1964 ГОДУ БЫЛИ ПЕРЕДАНЫ ГАЗЕТЕ «КРАСНОЕ ЗНАМЯ»

24.05.2019

8 сентября 1964 года в общей тетрадке в клеточку появился очередной приказ за номером 35, подписанный главным редактором газеты «Заря коммунизма» М. Чернявским. Запись была следующего содержания: «В связи с ликвидацией производственной газеты «Заря коммунизма» работников: заведующего отделом писем Е.А. Урукова, заместителя редактора Е.Л. Голосницкого, секретаря редакции Н.Н. Прилежаева, шофера И.А. Стрелец и секретаря-машинистку Н.И. Михайлову направить в распоряжение объединенной редакции «Красное знамя» с 8 сентября 1964 года». На серой картонной обложке книги приказов изображена символическая, взмывающая ввысь, ракета. Это было время космических рекордов… 


Сентябрь для сельской газеты Братского района в 1964 году был горячим. Приказы следовали один за другим, некоторые отменяли предыдущие. И вот один из последних (остальные были совсем технического характера): приказ N 40 от 12 сентября 1964 года. «Сегодня, 12 сентября 1964 года, в связи с ликвидацией производственной газеты «Заря коммунизма», я, бывший редактор этой газеты, произвел сдачу основных средств и малоценный инвентарь и.о. обязанности редактора городской газеты «Красное знамя» Розенталь. Приказываю бухгалтеру Мишиной произвести расчет со всеми организациями и предприятиями до 15 сентября, составить балансовый отчет и выехать в Иркутск в Управление по печати. Себя считаю в отпуску с 12 сентября 1964 года по 25 октября 1964 года. Плюс неиспользованный отпуск прошлого года 14 дней без содержания и проезд к месту отдыха 10 дней (без содержания). Таким образом продолжительность отпуска продлится до декабря 1964 года. С 3 декабря 1964 года в связи с ликвидацией производственной газеты уволен… Редактор М. Чернявский».

В этот же день Чернявский и Розенталь подписали приемо-сдаточный акт, по которому редакции газеты «Красное знамя» переходило имущество ликвидированной газеты. При сдаче, как пояснял М.Д. Чернявский, в наличии у редакции оказались следующие предметы и движимое и недвижимое имущество. Всего на общую стоимость 2 тысячи 508 рублей 99 копеек.

1. Автомашина «Москвич-407» — 1 шт. 1277 руб. 91 коп.

2. Брезент – 1 шт. 87 руб. 90 коп.

3. Столы двухтумбовые – 5 шт. 431 руб. 19 коп.

4. Шкафы книжные – 2 шт. 126 руб. 00 коп.

5. Пишущие машинки – 2 шт. 220 руб. 00 коп.

6. Гараж – 1 шт. 120 руб. 00 коп.

7. Столы однотумбовые – 3 шт. 72 руб. 50 коп.

8. Стулья полумягкие – 12 шт. 54 руб. 99 коп.

9. Стол двухтумбовый – 1 шт. 49 руб. 00 коп.

10. Счеты – 1 шт. 3 руб. 60 коп.

11. Настольные лампы – 2 шт. 9 руб. 40 коп.

12. Вентилятор – 1 шт. 17 руб. 50 коп.

13. Щиток – 1 шт. 5 руб. 00 коп.

14. Электросчетчики – 2 шт. 34 руб. 00 коп.

История газеты «Заря коммунизма» была быстротечной, и имущество по нынешним меркам газете «Красное знамя» доставалось небогатое – счеты да брезент… Если не считать «Москвича». А одна пишущая машинка стоила по тем деньгам почти столько же, сколько гараж.

Но вернемся к началу недолгой истории сельской газеты. Первый приказ в тетради появился 1 марта 1963 года. До последнего оставалось всего полтора года. Итак, начало марта. «В соответствии с решением Братского сельского производственного парткома КПСС и указания обкома КПСС, с сегодняшнего дня приступаю к обязанностям редактора вновь организованной газеты «Заря коммунизма» — орган Братского сельского производственного парткома КПСС и районного Совета депутатов трудящихся». А дальше следовали страницы увлекательного чтения бурной редакционной жизни между приказами о назначениях, увольнениях и перемещениях по служебной лестнице. Долгие годы в среде журналистов старой советской закалки ходили байки и легенды о развеселых буднях районных и городских газет. И это так и было на самом деле. Я этому свидетель, потому что и я захватила краешек той эпохи, когда к корреспондентам относились с огромным почтением, а к редакциям как к последним инстанциям, в которых можно разрешить свою самую насущную проблему. В конце восьмидесятых годов журналисты районных и городских газет еще собирались на кустовые совещания где-нибудь на окраине области в конференц-залах санаториев-профилакториев, которые, как правило, завершались хорошими банкетами и дружественными тостами. Потом что-то пошло не так, и современный журналист стал угрюмым и недружественным по отношению к своим коллегам, а сама журналистика стала превращаться в черно-белый пиар.

Этот уникальный документ – «Книга приказов по редакции газеты «Заря коммунизма» — я обнаружила случайно в одном из подсобных помещений городской типографии на Янгеля, и по большому счету его место — в музейных фондах. Может быть, когда-нибудь он пригодится тем, кто будет писать повесть жизни братских средств массовой информации. Спустя пятьдесят шесть лет хроника жизни маленькой районной газеты кажется вдвойне интересней.

Вот заявление редактору газеты «Заря коммунизма» от литсотрудника Виктора Шалатонова. «Прошу уволить меня с 1 апреля 1964 года. Считаю, что для работы в газете у меня нет необходимых знаний». Неслыханная формулировка и принципиальная оценка собственных возможностей. Сейчас такого нет.

1963 год полон «драматических» событий в маленьком коллективе. Чернявский объявляет выговор за невыполнение распоряжений редактора, систематический обман и неоднократный самовольный угон автомашины в личных целях шоферу М.Г. Леонтьеву. Проходит совсем немного времени и суровый редактор опять «закручивает гайки». «Перечисляемый аванс редакцией райконторе связи за междугородную связь непосредственно для служебных переговоров. Однако некоторые работники редакции злоупотребляют этим: часто ведут переговоры по междугородней связи в своих личных целях (с родными и знакомыми). Например, т. Осипов (зав. сельхозотделом) с 20 апреля по 20 мая по личным делам наговорил за счет редакции на 10 руб. 45 коп.». С приказом были ознакомлены Осипов, Уруков и Полосин. В общем, «наговорили» на две настольные лампы, которые числились в списке имущества редакции. А вот в конце июня зам. редактора разрешает бухгалтеру редакции в соответствии с указанием начальника Облполиграфиздата выплатить 50% стоимости снятой в гостинице койки, т.е. 10 рублей, заведующему сельхозотделом Осипову.

Никуда не годной признается работа корректора. По этому поводу книга приказов пестрит записями. «За последнее время наблюдаются факты недобросовестной вычитки и правки газетных полос дежурными и корректорами редакции, вследствие чего в номерах встречаются ошибки. Особенно безответственно отнеслись при выпуске N 48 корректор Рузиева Л.М. и дежурный по номеру литсотрудник Батуев Б.И. Во-первых, после последней правки первая и четвертая полосы газеты не были подписаны в печать ни корректором, ни дежурным. Все четыре полосы перед печатью изобиловали рядом ошибок и смысловых искажений. На первой полосе в извещении о сессии Райсовета не была внесена правка, а поэтому заголовок объявления читался нелепо. На второй полосе статья «Партком и быт коммунистов» в печать шла без подписи автора – секретаря парткома совхоза «Братский» тов. В. Дедова. После еще нескольких замечаний по газете зам. редактора Полосин отмечает, что «лишь после моего вмешательства в 9 часов вечера в отсутствие корректора и дежурного перечисленные ошибки были исправлены. Далее шло перечисление предпринимаемых мер по отношению к безответственным сотрудникам: предупреждения и выговоры. Ну а для Рузиевой Людмилы Михайловны все это закончилось очень плохо. О чем в книге приказов было записано следующее: «По деловым качествам не удовлетворяет участок работы, плохо знает грамматику, орфографию и пунктуацию, невнимательна, допускает ошибки. А по вышеизложенным мотивам тов. Рузиеву с работы уволить».

Пока редактор Чернявский находился в отпуске, его заместитель Полосин «от души» поработал с коллективом. Вот очередной пример: «Литсотрудник редакции Батуев Борис Иванович с 24 июня по 28 июня с.г. был командирован в седьмое отделение совхоза «Кобляковский» для организации газетного материала. Вместо выезда он с 24 по 26 июня прогулял в городе Братске по личным делам, представив вместо ожидаемого материала объяснительную записку с весьма неубедительными доводами». Литсотрудник Батуев также был уволен росчерком редакторского пера.

А вот суровый заместитель редактора в разгаре лета снова добрался до товарища Осипова. «В последнее время заведующий сельхозотделом редакции тов. Осипов И.Н. ухудшил свое отношение к делу. Выезжая в командировку, он не охватывает важные экономические темы, не организует выступления передовиков сельскохозяйственного производства, проявляет тенденцию к помещению материалов лишь за своей подписью». Здесь стоит отметить, что в советских районных и небольших городских газетах 60-х, 70-х и до конца 80-х годов были свои правила и порядки. Литсотрудник обязан был не только готовить к публикации свои собственные тексты, но и организовывать на страницах газеты заметки нештатных сотрудников. Исходя из этого внутреннего распорядка трудовой дисциплины, рабселькоровские публикации в планах литсотрудников редакции доходили до 40% — в разных редакциях по-разному. Но вернемся к приказу от 13 июля 1963 года, в котором тов. Осипову досталось по полной программе. «Так, пробыв в Калтуке с 24 по 26 июня, до настоящего времени сдал в газету лишь материал «Кукуруза не должна погибнуть». В этом же номере помещена корреспонденция «Где же транспорт?». На заседании комитета партгосконтроля выяснилось, что ряд фактов в этой корреспонденции не соответствует действительности (указаны не существующие цистерны, неправдоподобно указаны суммы убытков), продукция перерабатывается гормолкомбинатом полностью. В ряде других материалов у тов. Осипова проявляется необъективное освещение фактов. Тов. Осипов И.Н. длительное время задерживает обработку писем трудящихся…». Одним словом, летом 1963 года товарищ Осипов подвергался настоящим гонениям со стороны руководства редакции, и в конце концов из заведующего сельхозотделом был «разжалован» до рядового литературного сотрудника. А 15 августа наступает развязка. Осипов снова становится «героем» очередного приказа. «Работающий с марта 1963 года в редакции тов. Осипов в своих материалах систематически грубо искажает и путает факты, допускает дезинформацию читателей, за что предупреждался устно и письменно. За это же ему объявлялся выговор, а с 1 августа с должности заведующего сельхозотделом он был переведен литсотрудником. Но и это не оказывает воздействия. В номере газеты за 14 августа 1963 года тов. Осипов снова допускает путаницу в передовой статье, в этом же номере в материале под заглавием «Начали» допустил грубейшую дезинформацию. Комбайнер В. Шлепкин фактически занимался косьбой сена для личного скота, а тов. Осипов сообщает в газете, что этот механизатор вывел свой агрегат на скоростную уборку хлебов». С 16 августа тов. Осипова уволить. Но и после возвращения из отпуска редактора наказания в редакции цветут пышным цветом. Теперь уже снова достается водителю «Москвича» за использование транспорта в личных целях, а затем и новому заведующему сельхозотделом М.Н. Барсукову, который дал статью о передовой доярке. «Статья опубликована под заголовком «Секреты» Анны Николаевны», тогда как доярку звать Мария Николаевна».

1 сентября 1964 года газета была закрыта. Часть сотрудников, как мы уже говорили, перешла в «Красное знамя». Вот таким недолгим, но бурным оказался век «Зари коммунизма».


Ирина ЛАГУНОВА

Похожие статьи