Свежие новости

27 Ноя 2022
История

МОИ СТУДЕНЧЕСКИЕ СТРОИТЕЛЬНЫЕ ОТРЯДЫ 

В День строителя хотелось бы вспомнить о тех, кто опережал все большие стройки. Это были обычные студенты, работавшие в стройотрядах, – именно они зачастую первыми забирались в тайгу и глушь, подготавливая малыми стройками будущий быт строителей больших и важных объектов

Студенческие строительные отряды (ССО) возродились в конце 1950 годов. Они особенно распространились в 60-70 годах. В Братск приезжало много отрядов из центральной России, Армении, Москвы. Даже Михаил Задорнов был в стройотряде на строительстве Братской ГЭС.

В Иркутске был областной штаб, в Братске – зональный. Командир зонального штаба и комиссар ездили по стройотрядам и контролировали работу и отдых. Организация, бравшая на работу отряд, оплачивала дорогу в оба конца, обеспечивала одеждой, посудой, жильём. Командир отряда оплачивал врача, выделял технику и рабочих на неё, ставил мастера. Норму выработки снизили на 20 %.

МОЙ ПЕРВЫЙ ОТРЯД

В 1976 году директор Братского целлюлозного техникума Н.В. Пернай попросил меня возглавить стройотряд в организацию строительства дорог Братскгэсстроя. Начальник планового отдела, ветеран войны М.А. Ярулин взял наш отряд под свой контроль.

Нужно было в тайге, в 200 км от Братска, в 120 км от Усть-Илимской трассы, на будущей Богучанской автомобильной трассе построить общежитие на 24 комнаты и столовую, чтобы потом, перевозя зимой по зимнику в Кодинск стройматериалы, водители за день могли доехать до посёлка, переночевать и ехать дальше. Посёлок располагался на реке Джижива. Строительный отряд получил название Ждижива-76.

В марте 1976 года Михаил Ярулин возил меня на место, где предстояло строительство – там стоял сплошной лес. На одной из сосен сделали затёс, и от неё он показал, где будет общежитие и столовая. Начали завозить сюда материал: брус, доски, кирпич. Привезли будку, в которой жили сторожа. А я начал формировать отряд. Набирал ребят от 18 лет и старше, старался брать сельских и тех, кто серьёзно относился к занятиям физкультурой. В то время ребята из сельской местности в школе получали права трактористов. Провели занятия по обучению работы с бензопилами и электропилами. Подал в областной штаб заявку на врача, попросил опытного врача, так как мы от города в 200 км, кругом тайга, до ближайшего поселка Червянка – 40 км и только по охотничьей тропе. Врач приехал из Усолья – хирург А. Иванов, он семь раз был в стройотрядах. Пообщавшись со мной, Ярулин решил, что мастер нам не нужен – я сам справлюсь.

И 30 июня нас стали забрасывать вертолётом. Дали радиостанцию, связь с УСД была круглые сутки. Нормальной вертолётной площадки не было, пришлось нам самим подготовить её.

В первый день поставили большую палатку на 25 мест, палатки для девчонок – их было трое, для врача и командира. Построили маленькую баню, сделали навес над столом для приёма пищи. Костёр, на котором готовили пищу, обложили камнями.

Пищу на костре готовила на 30 человек 4 раза в день студентка 4 курса Татьяна Иванова – ей было 19 лет. Из техники у нас были бульдозер и трактор. Тракторист УСД отвечал за электроподстанцию. Вскоре бульдозер оказался загнанным в болото, и мы остались без него. УСД решил пригнать новый трактор, но он застрял в 40 км от нас на зимнике.

А рядом с нами на берегу речки стояла техника организации ЛЭП, я уговорил сторожа и взял трактор. Трактористом посадил своего бойца – Бориса Кадышева, он в армии служил танкистом–водителем и механиком. Расчистили площадку под строения, из деревьев напилили по 1,5 м стульев, которые вкопали через 1,5 м в фундаменты двух общежитий (36х12 м каждое) и столовой (24х12 м). После этой работы я разделил своих бойцов по группам: на столовую – 6 и на общежития – 6 самых бойких из 20-летних и деревенских на капитальную стену, 4 бойцов на внутренние стены, 2 – класть печки (а надо было выложить 12 печек), 2 – готовить и делать чёрный пол, 2 – на потолочные щиты, 2- на стропила для крыши и 2 – девочек – на остекление рам.

Распорядок дня и поддержку дисциплины стройотрядовцы предложили сами: подъём в 6.00, при выходе из палаток строились, уходили на утренний туалет, в 6.30 приходили на завтрак, в 7.00 получали задания на работу и уходили на объекты. В 12.00 приходили на обед и отдых до 13.00, в 17.00 – на полдник и в 21.00 – на ужин. За весь период работы ни разу не было претензий к повару – всегда бойцы были накормлены. На первое был суп, на второе – что-то с мясом или тушёнкой. Каждую субботу устраивали баню.

Начав работу своими силами, уже за 18 дней мы поставили срубы столовой и общежитий, сложили 12 печек, изготовили полы, щиты для потолка и стропила для крыши. 18 июня сделали первый выходной. Сторож лэповской техники добыл нам мяса, мы ему за это построили дом – за неделю 4 бойца поставили ему дом, который и сейчас стоит на Джиживе и в нём живут. Остальные стройотрядовцы работали на отделочных работах, и к 20 августа закончили строительство: общежития и столовая были сделаны под ключ. Комнаты были отделаны сухой штукатуркой, полы покрашены, печки топились. Убрались на территории, сделали на столовой надпись: «Посёлок Джижива 117 км». Бойцов уже невозможно было заставить что-то делать, они ходили и говорили: «Неужели это мы построили?». Я тогда не реагировал, думал, так и должно быть. Но сейчас смотрю фотографии, и не верится, что всё это построили ребята 18-20 лет, многие из которых до этого не держали в руках топоров.

Примерно раз в три дня к нам прилетал вертолёт, до нас он летел час. Привозил строительные материалы. Заболел один из бойцов, я передал по рации, и через час вертолёт уже был у нас, бойца увезли, а через три дня он вернулся. Я спросил, почему так быстро вернулся, он ответил, что в городе скучно. В начале работы врач работал со всеми, а в 6 вечера смотрю – он в своей палатке. Я спросил, почему он не на работе, он ответил, что готовит шприцы на всякий случай. Я на построении объявил, что врач будет работать до 6 вечера, так как ему нужно постоянно держать наготове инструмент. Прошла неделя, врач перестал уходить раньше других с работы. Когда всю работу закончили, он сказал, что был в стройотрядах семь раз, но такого не видел – чтобы ребята построили такие объекты.

Командир и комиссар зонального штаба прилетели и предъявили много вопросов: не было стенда культурных мероприятий, не проводили никакие мероприятия. Они успокоились и сами всё установили. Потом они к нам часто стали прилетать и жили по неделе. Когда в конце они прилетели и посмотрели на проделанную работу, командир зонального штаба сказал, что он сам ездил командиром стройотрядов, но чтобы столько построил один отряд – не видел.

Когда пришло время нам улетать, начались лесные пожары, и все вертолёты были на тушении пожаров. Я дал радиограмму в горком КПСС А. Елохину, что стройотряд находится в лесу, продукты три дня как кончились. Хотя на самом деле продукты у нас были. Тут же прилетел вертолёт, привёз продукты и вывез пол-отряда в Усть-Илимск, там уже ждал автобус, который доставил их в Братск. Через два дня вывезли остальных.

Я закрыл наряды сделанных работ и привёз на подпись к М.А. Ярулину. Он посмотрел и сказал, что мало мы заработали, должны получить больше, и отправил меня переделывать наряды. Я переделал, увеличив общую сумму, снова принёс к нему на подпись, он снова сказал: «Мало!». Переделал в третий раз, принёс к нему, он опять сказал, что мало, но если я считаю, что нормально – он подпишет. И подписал. Бойцы тогда получили по 850 рублей на руки, и ещё был аванс 150 рублей.

Сейчас мы общаемся с ребятами, которые живут и работают в Братске. Повар Татьяна Иванова работает в Вихоревке в исправительной колонии, преподаёт заключённым слесарное и столярное дело. Александр Лебедев работал на БАМе, сейчас возглавляет совет ветеранов Правого берега. Борис Кадышев работал на БЛПК начальником цеха. Многие разъехались по стране.

МОЙ ВТОРОЙ ОТРЯД

Следующий стройотряд – «Импульс-80» — я возглавил в 1980 году. Уговорил ребят поехать, так как в 1979 году отряд развалился, и его бойцы ещё раз хотели поехать, и меня уговорили. Мы поехали в ту же организацию – «Братскводстрой» в г. Усть-Илимске.

В моём представлении, это были лучшие бойцы из всех 4-х отрядов, которые я возглавлял. Мастером в этот отряд я взял преподавателя А.Н. Чуркина. Приехали в Усть-Илимск, нам предстояло сделать оросительную систему. Но организация не подготовила нам фронт работ, и мы занимались разными объектами, только не контрактной работой, на которую, собственно, и приехали. Главным инженером был мой знакомый, он обещал закрыть наряды по 500 рублей на бойца, но нас это не устраивало.

Бойцы так верили в меня, шли на любую работу и надеялись на лучшее. Я уехал в Братск, пришёл в техникум и по телефону начал звонить в различные организации, предлагать стройотряд. Связался с Крымским леспромхозом, который находился на 65 км Богучанской трассы на речке Камиша.

Нам дали автобус, и я поехал в Усть-Илимск забирать отряд. Перевёз ребят до речки Кова на 30 км. А дальше, до Камиша, добирались на попутках. Работа была – разобрать жильё (двухквартирные дома), часть перевезти в п. Кова, а часть – в тайгу за 30 км по зимнику на речку Шикликан. С машинами были трудности, т.к. в августе леспромхоз ставил машины на сельхозработы. В посёлке мы расселились в общежитии, были у нас столовая и баня. Бойцы вручную разбирали деревянные дома, при этом сохраняли шифер и сухую штукатурку, чтобы потом построить новые дома из этого материала. Лесовозы ребята грузили тоже вручную – брус и доски.

В отряде было много девушек. Мне приходилось часто ездить в Братск. Однажды я поехал и мне передали телеграмму. Директора техникума и командира отряда «Импульс-80» вызывали в обком комсомола на ковёр. Организация «Братскводстрой» написала жалобу, что стройотряд сбежал. Беру в город комсорга отряда С. Маслову, мы описываем работу, которую должны выполнять в Усть-Илимске, одно письмо решили отослать в областной штаб ССО, второе – в обком комсомола, третье – в газету «Комсомольская правда». Пришли с Масловой в горком комсомола Братска – её там знали, она была членом горкома комсомола. Секретарь горкома комсомола прочитал письмо командиру областного штаба и объяснил, что мы копии отошлём дальше. Командир областного штаба сообщил, что мы не будем отсылать, он нас восстановит. И так наш отряд «Импульс-80» восстановили.

МОЙ ТРЕТИЙ ОТРЯД

Мой третий студенческий строительный отряд был сформирован в 1984 году, получил название «Импульс-84» и заключил договор с одной фирмой в п. Новая Игирма.

В 40 км от Игирмы были залежи формовочного песка, и для добычи этого песка нужен был посёлок, который потом назвали Янгель. Нам нужно было построить двухэтажное общежитие 12х40 м и столовую. В отряд входили 22 юноши, 8 девушек и два преподавателя. Ближайший посёлок – Игирма – был в 40 км, жили в палатках, готовили на костре и обедали на улице. Работа шла средне, не было в полном объёме материала. Брус и доски завозили постоянно, но достроить объекты до 1 сентября мы не смогли. Последний мой стройотряд – «Импульс-88» – работал в Бикее. Строили летние загоны для скота, но объекты не были закончены.

В конце 80-х годов стройотряды прекратили свое существование, а несколько лет назад снова начали возрождаться по стране. Александр ЩЁГОЛЕВ

Похожие статьи