Свежие новости

МУЗЫКА БРАТСКОЙ ПОЭЗИИ
Факт

МУЗЫКА БРАТСКОЙ ПОЭЗИИ 

17.05.2019

В конце марта в Братске в библиотеке им. Черемных прошли традиционные «Большие игры поэтов», организатором которых вот уже несколько лет подряд выступает муниципальное бюджетное учреждение культуры «Централизованная библиотечная система города Братска». Об этих поэтических играх мы написали подробный репортаж в газете N 12 от 29 марта под заголовком «Рифмы Никиты Ноянова». Никита стал победителем поэтических соревнований-2019, но стоит отметить, что все девять участников городского литературного конкурса показали хороший уровень своего мастерства. И тогда редакция газеты «Знамя» приняла решение опубликовать произведения всех участников – Татьяны Безридной, Дениса Горбоносова, Олеси Катковой, Елены Вахрушевой, Александры Гусевой, Никиты Ноянова, Игоря Романова, Владимира Сербского (Экспресс) и Наталии Корецкой. Сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей замечательные образцы современной поэзии Братска.

Денис ГОРБОНОСОВ

ОТВЕТ

Бесконечное мыслей количество

Бродит в потемках сознания,

В поисках смысла магического

Опостылевшего мироздания.

Не меня призовете к ответу

В судный час, вами назначенный!

Но откроете мне все секреты

За то, что впустую потрачено.

Люди, словно слепые котята,

Ищут цель, предаваясь унынию,

Под сводами чужого театра

Любуясь телами-картинами.

Или я просто глуп и безбожен?!

Пуст духовно, потерян кармически?

Мне ответят: «Здесь так положено!

И сложилось, увы, исторически».

Татьяна БЕЗРИДНАЯ

*

Жила в деревне немая Фекла.

Ее прозвали Ядрена Феня.

Тоща мощами, одета блекло:

В кургузых туфлях, пальте осеннем.

Зимой и летом унылым цветом.

Зато улыбка – что солонце ясно!

И незлобива еще при этом,

И всем кивает при встрече: — Здравствуй!

Питалась редко. Молилась часто.

Кормил Господь ли ее – кто знает?

Чуралась праздников и начальства,

Ничтожным счастлива. Ну, чудная.

Услада бабам – есть повод сплетням:

Все про нее говорят – колдовка!

А мужикам на рыбалке летней

На Феню чтой-то глядеть неловко.

И все твердили, мол, шла бы лесом,

Когда просила детву полялькать…

Господь услышал – она исчезла,

Немая дурочка, малым нянька.

И все вздохнули бы облегченно,

Но сразу стало темно и пусто.

Никто не молит за нас, ученых,

Лихих да ушлых. Такое чувство,

Что Бог оставил с тех пор местечко

Чертям на радость. И стало ясно:

Была нам Феня молельной свечкой

Пред ликом строгим Его всечасно.

Ушла, пропала. Концов не сыщешь.

И в нас тогда пробудилась совесть,

И мы теперь привечаем нищих –

То хлебцем, то приютить под кровом.

Но от себя схоронили мысли,

Что вдруг они повстречают Феню,

И груз качнется на коромысле,

И перевесит добро сомненья.

А все ж ее отыскать-то где бы?

Смиреньем Фени был рай наш соткан.

Она, небось, вознеслась на небо

И светит нимбом на тусклых фотках.

Юродство. Придурь. Христа невеста.

Безмолвный светоч у переправы.

В душе прореха, где свято место.

Прости нам, Феня: мы всюду правы,

Мы загордились неосторожно,

Живем – и всуе не бдим о вечном.

Вернись, проулком пойди навстречу!

Прости неверящих, если можно…

Александра ГУСЕВА

*

Холодно… Мне так холодно…

Хотя бы частичку тепла…

Щемящее чувство голода

Постоянно терзает меня.

Здесь солнца не видно издавна,

Здесь царит тишина.

Я прячусь в тени большой пристани,

Я осталась одна.

Холодно… Слишком холодно…

Где мертвым тепла искать?

Жизнь моя водам отдана.

Не спешите так умирать.

Под гладкой зеркальной поверхностью

Ждет лишь леденящая боль.

С нелепой наивной небрежностью

Я так порвала с тобой.

Холодно… Очень холодно…

Подари мне один поцелуй.

Все, что за годы тобою собрано

Ледяным объятьям даруй.

Только так мы согреться можем

Хотя бы на несколько дней.

И снова покой тревожим

Безмятежных живых людей.

Холодно. Мертвым холодно…

Под давящей толщей воды.

Русалкою душа продана

За погасшую искру любви…

Никита НОЯНОВ

*

Чиркнул спичкой за спиной

Человечек слюдяной,

В черный вечер

Неба выгнулась ладонь,

С каждой трещинки – огонь

Искры мечет.

Корчит рожицы река

Дразнит бога-рыбака –

Что ей вечность…

*

На износ, на века

Сердце осени бьется.

Ворошит облака

Семипалое солнце,

Утопает в снегах

Листопада икона,

Замерзает река –

Выпрямляются волны.

*

Иду один сквозь ночи ребус

За шагом шаг,

По тонкой проволоке неба

Едва дыша –

Цветут снега на свете белом:

Поля, поля…

Все, что болело – отболело,

Молчит земля.

Наталия КОРЕЦКАЯ

ИЗ ТЕККЕРЕЯ. СТРАДАНИЯ МОЛОДОГО ВЕРТЕРА

Она была так прекрасна:

Намазала булку маслом.

Так Вертер Шарлотту встретил,

Навеки влюбился Вертер.

Шарлотта – замужняя леди,

И бла-го-вос-пи-танный Вертер

За все богатства набобов

Не стал тревожить ее бы.

Он чах, вздыхал, любовался,

А страсть его раскалилась.

И наш герой застрелился

И больше не огорчался.

Когда несли мимо тело –

Осведомилась, кто несчастный.

И, как положено леди,

Намазала булку маслом!

Владимир ЭКСПРЕСС

СУЩЕСТВО СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ

Что ж, перестать писать стихи?

Семья дороже.

Поэты — лодыри и психи,

А всё же, всё же.

Изнанкой раненой души,

Где швы наружу,

Пляши по углям, не пляши,

Но в целом — стужа.

И для прошедшего меня —

Бои лишь с тенью.

Балансом совести и дня

— Стихотворение.

Пусть кракозябра загибулин

Непредсказуема.

Но вспоротое забинтует.

Молчи, «Сказуемое».

Здесь главное — «Определение.»

Предлог — предлогом.

Неотделимое мгновенье

Меж мной и Богом.

БИТКОИН

Одиночество протягивает руку,

Копипастит вьюгу и мороз.

Бегали по замкнутому кругу

Саша Пушкин и Иисус Христос.

Что слова? — Лишь эхо личной правды,

Где страна синонимом вранья.

Истину познает только правнук,

Время укоряя и браня.

Сладко спать и вкусно есть. Казалось,

Будь как все — и сказка наяву.

Небо давит вековой усталостью,

Проверяет — тем ли я живу.

И один бывает в поле воин.

Душу раскрывая в стиле «ню»,

Я — Поэт, и редок, как биткоин.

Вот за это сам себя ценю.

Елена ВАХРУШЕВА

ВСЕ РИФМЫ БЕСПОЛЕЗНЫЕ, КАК РИФЫ…

Все рифмы бесполезны, словно рифы,

Заблудшей на байкальской стороне.

Обугленная спичка – мать Тавифа

Тогда дорогу показала мне.

И пусть наш мир изменчив и обманчив,

Но где ты ступишь, пусть на месте том

Взойдет новорожденный одуванчик

Зеленым жизнерадостным крестом!

ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЦИФР

Петя-кантроп, все работы на сегодня завершив,

На лихом автопилоте взялся за созданье цифр.

Повздыхал: «Ведь я – не гений. Скажем – просто не дурак.

Будет много поколений. Ноль изобретут и так».

Линией горизонтальной он привязывал коров.

Значит – в ней привязки тайна, а в изогнутой – любовь.

Будет в их пересеченье крест – успех или провал.

Палка – первое творенье. Единица. Минерал.

Нет движенья. Нет сознанья. Не предвидится вдали

Перекрестков испытаний и округлостей любви.

Двойка – стадия растений. Низ – привязка, маета. Верх —

Цветок, любовь вселенной. Тройка – зверь, два хищных рта.

Дополнений будет много, но совсем идет вразрез

Бесполезный для природы человек. Четверка. Крест.

Неустойчив. Колебанье, как на сломанных весах.

То ли вверх идет сознанье, то ли вниз, в животный страх.

Если вверх (а на минуту, почему не помечтать?),

Двойка может повернуться, превратиться в цифру «пять»,

Где вверху – привязка к небу, а внизу – водоворот,

И спиралью из энергий по нему любовь идет.

Чтобы убедиться точно в долговечности любви,

Он крутил спираль до точки, до зародыша внутри.

И устал. Отбросил камень. Сел на ослика. Пора.

И поехал за стадами, сотворенными вчера.

Игорь РОМАНОВ

ПОЛОТНО ОТРАЖЕНИЯ МЫСЛЕЙ

Разорви полотно отражения мыслей.

Мы – немое кино, мы – его аневризмы.

Все молчим – манекены – по отсутствию рта.

Разрывает аорту изнутри пустота.

И набухшие вены гонят волю к свободе.

Исцарапаны стены: буквы, символы вроде.

Я не знаю пароли, от декодера шифры.

Разорви полотно, чтобы мысли утихли.

Разорви полотно – я достигну покоя.

Вновь открою окно после долгого боя.

Свежий ветер снесет и осколки, и клочья.

Я рассеян во тьме между небом и ночью.

ПЛАСТИЧНОСТЬ ОСЯЗАЕМЫХ ПЛОСКОСТЕЙ

Я руку кладу на стену мягкую, и она не дает опереться.

Реальность ломается, и учащается резко биение сердца.

Падаю в пропасть, не держит меня больше время-пространство.

Спутанность мыслей, игры с огнем, страх непостоянства.

Я на мгновение вышел наружу, вышел наружу себя.

Но оказалась наружа стужей градусом ниже нуля.

Скошенный стук, хаотичный ритм, сердечный синкопы сбой.

Бешеный темп, поломав алгоритм, нарушил привычный покой.

Я и не думал, что в одночасье может эпоха смениться.

Жадно терзают взгляды людей в замаскированных лицах.

Сильным гипнозом мрачных идей манят в реальность иную.

В манифестацию новых кривых…

Но я выбираю прямую!

Олеся КАТКОВА

ПОИСК

Мне стало неуютно на земле.

Я в поиске иного королевства:

Где дружба не опошлена в вине,

Где действуют эмоции и сердце.

Где можно быть свободной на все сто,

Найдя приют в любом радушном доме.

Где люди обретают только то,

К чему душа ведет их добровольно.

Я в поиске красивых, светлых лиц,

И нравов рыцарских, и нового искусства.

Где кормят с рук необычайных птиц

И делом заняты, что возвышает чувства.

Мне не спокойно в рамках и тисках,

Я их давно переросла рассудком.

Пытаюсь взвесить карму на весах,

Чтобы узнать грядущее в поступках.

Еще не время изменять устой,

Но зреет семя, что пробьет наросты.

Изобрету я механизм простой,

Что силу даст осмысленному росту.

ВЕСНА

Весна – загадка для души:

Она ломает ход привычек.

В ней дерзость солнца, зов мечты,

Адреналин и щебет птичий.

Весной не хочется грустить,

Быть в одиночку в мире этом.

Весной мне хочется любить

До вспышек яростного света.

Еще весна дает толчок

Ослабшему за зиму телу,

Вливает в плоть энерготок,

Чтоб приобщить к большому делу.

Весна – для песен создана,

Что рвутся ввысь с аккордной связки.

Она из хмеля и вина,

Из старой и красивой сказки.

Лови весну! Преобразись

Для радостной и свежей жизни.

Звездой сверхновою зажгись,

Возвысь желания и мысли!

Похожие статьи