Свежие новости

МЫ СЛУЖИЛИ ГАЗЕТЕ «КРАСНОЕ ЗНАМЯ»…
Факт

МЫ СЛУЖИЛИ ГАЗЕТЕ «КРАСНОЕ ЗНАМЯ»… 

28.03.2019

Недавно разговаривала с Лидией Яковлевной Силиной, которая отдала служению газете «Красное знамя» двадцать лет. Приняли ее корреспондентом отдела писем, а потом более десяти лет в самые трудные лихие 90-е она возглавляла отдел рекламы. На многие вещи мы с ней смотрим по-разному. Но в одном сходимся: годы работы в этом творческом коллективе были самыми счастливыми в нашей жизни.

О ПИРОЖКАХ С КАПУСТОЙ, И НЕ ТОЛЬКО

В марте 1981 года судьба сделала мне царский подарок – привела в редакцию «Знаменки», которой в то время руководил Ананий Иванович Мурашов. По сей день удивляюсь, как удалось этому скромнейшему и добрейшему руководителю создать такую работоспособную, энергичную и дружную команду из (не побоюсь этого слова) исключительных людей? Именно в годы его правления трудились на газетной ниве такие талантливые и эрудированные журналисты, как Бетти Преловская, Иван Шестак, Иван Безруков, Савелий Розенталь, Михаил Наскалов, Николай Пискунов, Евгений Уруков… Когда Ананий Иванович ушел на заслуженный отдых, на его место у штурвала корабля с названием «Красное знамя» встал человек совершенно иного темперамента: Юрий Антонович Подскочин. Но и он не поменял курс ни в производстве газеты, ни в отношениях между сотрудниками.

Атмосфера благожелательности, взаимного интереса и взаимопомощи царила здесь всегда. Тезис морального кодекса строителя коммунизма: человек человеку – друг, товарищ и брат (сестра тоже) — действовал безотказно. Особенно в первое время поражали меня планерки. Ведь не секрет, что всякая творческая личность мнит себя гением. И критика в адрес его «творения» считалась чуть ли не крамолой. А здесь регулярно по средам «разбирались» статьи, опубликованные за неделю, и дежурный обозреватель давал оценки не только положительные. И никаких обид. Не было опозданий на работу, прогулов, срывов материала… Ну не было. Как-то само собой считалось, что без дисциплины невозможно коллективное творчество.

О том, как принимали новичков (меня в том числе), следует рассказать отдельно. Помню, как легко вошла я в ритм работы и практически с первых публикаций были отмечены мое рвение, задор и позитивный взгляд на жизнь. Правда, моя бывшая начальница (и с тех пор задушевная подруга) Валентина Федоровна Завьялова иронизирует по этому поводу. Она говорит, что проторили дорожку к сердцам коллег мои пирожки с капустой, которыми я угостила всех на следующий день после зачисления меня в штат редакции.

ТРУДОВЫЕ БУДНИ КАК ПРАЗДНИКИ

«Если снова начать, я бы выбрал опять бесконечные хлопоты эти», — пел с экранов телевизоров Владимир Трошин и мы, молодые журналисты, с упоением подхватывали гимн корреспондента–газетчика. Правда, не без усмешки: трое суток ради нескольких строчек? Это вряд ли. Зачастую было так: пришел, увидел, написал. «Красное знамя» выходило тогда четыре раза в неделю. Мы строчили, не поднимая головы. Бумага шла тоннами и, кроме непосредственной работы, мужчинам приходилось разгружать вагоны, хотите верьте — хотите нет, практически на общественных началах. Платили за этот каторжный труд сущие копейки.

Какие темы только не поднимала объединенная братская газета! Промышленный отдел (Виктор Степанов) освещал успехи металлургов, лесохимиков, автодорожников, швейников, всех, кто работал на производствах города, а еще отдел курировал сдаточные объекты, которые росли в то время как грибы после дождя. По воспоминаниям руководителя треста жилищного хозяйства Валентины Ивановны Тимусяк, ежегодно в декабре принимали до 200 тысяч квадратных метров жилья. А потом всю весну справляли новоселья. И это тоже надо было освещать.

Сельхозотделу (Леонид Войлошников) были известны все новости аграриев и животноводов. Тангуй, Покосное, Куватка, Илир, Кобляково… В командировки по всему району отправлялся Леонид Дмитриевич. И все статьи его отмечались высшим баллом. Новости партийной жизни были у Савелия Розенталя. Стихами занимался ответственный секретарь (иными словами, главный инженер газеты) Евгений Уруков. Регулярно выходила литературная страница, где публиковались произведения местных поэтов: В. Смирнова, В. Сербского, В. Скробота, Л. Подобай, Б. Сальникова и многих других. Богат был творческими людьми город Братск. И это понятно. На ударную комсомольскую стройку ехали не за деньгами, а за туманом и за запахом тайги. Романтики!

«СИГНАЛЫ» ОТ НАРОДА

Мне достался самый интересный участок: отдел культуры, быта и писем (его возглавляла Валентина Завьялова). Кроме названных тем, приходилось освещать деятельность учреждений здравоохранения, образования, правопорядка, спорта… И, разумеется, принимать почту. Бывало, что сразу почтальон приносил 60-70 «сигналов» от народа. А в год их насчитывалось до шести тысяч. Понятно, что это были не только жалобы и просьбы о содействии, но и корреспонденции внештатных авторов, и ответы редакции на запрос, поздравления и благодарности… Последних в те незабвенные времена было очень много: учителям, врачам, дворникам, почтальонам, водителям автобусов, редакции газеты…

Со статьей на культурную тему, скажем, было не так сложно: пришел на отчетный концерт самодеятельного коллектива, посмотрел, восхитился, взял интервью у руководителя, поговорил с участниками, с членами жюри… И выдал на-гора рассказ о людях, для которых хобби стало судьбой. Просто было принести заметку из зала суда, написать очерк о знаменитостях Братска. А письма… Они (особенно жалобы) требовали внимательного, скрупулезного отношения.

Большинство из них отсылались для проверки и ответа в вышестоящую инстанцию. Если ответ не устраивал, отправляли письмо с комментарием редакции выше. Если и «верхи» отписывались или отмалчивались, готовили обзоры почты, где этих товарищей «вытаскивали за ушко да на солнышко», как говорится в поговорке. И добивались своего. Это называлось действенностью, за которую не однажды отмечали отдел писем братской объединенной газеты на областных совещаниях средств массовой информации.

При нашем отделе была организована общественная приемная, которая рассматривала обращения трудящихся по разным трудноразрешимым вопросам. Врач Г. Каргина, адвокаты Н. Шевченко, А. Карнаухов и другие неравнодушные общественники приходили на дежурство после работы по средам и помогали журналистам разобраться в сложных ситуациях. Зачастую по этим расследованиям писались серьезные критические статьи.

Бывали и другие, так называемые курьезные сообщения. За годы работы у меня подобралась внушительная стопка таких почти юмористических рассказов. Привожу один из них дословно.

«Уважаемая редакция! Просим вас прекратить беспредел в нашей деревне. Дело в том, что с некоторых пор все «конторские» взяли моду первыми приходить в магазин в день привоза и скупать весь прибывший товар. Вот буквально вчера в наш сельмаг поступили отличные мужские сатиновые трусы. И что вы думаете? Назавтра все «конторские» были в этих трусах».

МОДА НА ПРАЗДНИКИ В КОЛЛЕКТИВЕ

Ну что это я все о работе да о работе? Нормальная человеческая жизнь тоже не оставалась в стороне. Вылазки на природу, культпоходы в театр, экскурсии, которые организовывал председатель месткома Виктор Тимофеевич Степанов, воспринимались с великим удовольствием, особенно если это мероприятие можно было посетить с членами своей семьи.

В те времена модно было отмечать все праздники в коллективе. Мы чествовали юбиляров, поздравляли именинников, в «женский» и «мужской» красные дни календаря обязательно запасались подарками, шутливыми спичами и, как теперь принято говорить, накрывали поляну. Замечу, что убирали со столов всегда мужчины редакции, а нас отпускали отдыхать. Эх, мала ты газетная статья, а то я бы рассказала о том, какие были у нас джентльмены в коллективе! Честь и хвала им за то, что они сами ездили в командировки, заменяли нас на ноябрьской демонстрации в самые жестокие холода… Всегда слабый пол редакции чувствовал себя защищенным и красивым.

Профессиональный праздник День советской печати принято было отмечать со всеми СМИ и внештатным активом, так сказать, всем миром, всем народом. Сейчас в редакционных коллективах поражает тишина и монотонность. А в «Красном знамени» двери не закрывались до позднего вечера. Забегали на огонек внештатные сотрудники и коллеги из других изданий: В. Монахов («Восточно-Сибирская правда»), А. Казаков (городская телестудия). А. Чесноков («Огни Ангары»)… А с ведомственными многотиражками БрАЗа и БЛПК мы вообще жили под одной типографской крышей. Так что «дружба и сотрудничество» у нас были не просто словами.

Заводилой городских мероприятий была незабвенная Тамара Борисовна Туйкова, председатель профсоюза работников культуры. Эта милая, улыбчивая, голубоглазая женщина, несмотря на свой мягкий характер, умела «зажечь» нас на любые «подвиги». Туристический слет – пожалуйста! Соревнования «Мама, папа, я – спортивная семья» – пожалуйста! Сбор средств для нуждающихся – пожалуйста! Диспут, просмотр нового фильма и обсуждение его, конкурс самодеятельности… Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… Конечно, спортивными достижениями мы похвастать не могли. Тут нас забивали команды спорткомитета и горкома партии, в которых участвовали сплошные перворазрядники. Театр кукол и музучилище не давали прорваться в лидеры в области искусства. Зато мы доказывали свое первенство во всевозможных диспутах и конференциях.

Сейчас вспомнился один эпизод с турслета, после которого инструктор спорткомитета Владимир Крачевский ехидно заметил: это вам не статьи в газету пописывать. А дело было так. День для краснознаменцев не задался с самого утра. Устанавливая палатку на время, мы уронили ее себе на голову. Еле выбрались. Побежали с котелком за водой. Принесли. Стали разжигать костер, опрокинули воду в огонь. Толя Копачинский понес «раненую» в «медпункт» и уронил ее так, что пришлось по-настоящему перевязывать.

Короче, эстафету мы провалили. Но если бы вы слышали хохот, стоявший над Зябским заливом, вы бы поняли, как нам всем было весело и хорошо!

В КАБИНЕТЕ У ЦЕНЗОРА

Невероятно трудная эта работа – вспоминать события 40-летней давности. Потому что воспоминания эти столпились в моей голове и никак не хотят соблюдать очередность. Каждый штрих нашей коллективной биографии хочется облюбовать, рассмотреть со всех сторон. Рассказать вам, как же мы были счастливы, несмотря на «застой» и «дефицит» всего, кроме общения. Но на то она и газетная строка, что должна быть краткой, доходчивой и интересной. Так что прошу еще несколько минут терпения и внимания.

Тогда в редакции газеты «Красное знамя» завелась одна приятная традиция: в 11 часов все женщины, которые могли приостановить производственный процесс, брали свои кружки и отправлялись в кабинет цензора Зинаиды Илларионовны Жиренковой. Сам кабинет казался многим «чистилищем». Но его хозяйка строгая, соответствуя должности, и очень доброжелательная по натуре, окружила нас поистине материнским вниманием.

Никогда и ни за что не выбросить из памяти эти 20-минутные посиделки, на которых обсуждались разные вопросы. Иногда и политические, и международные. Но это очень редко. В основном: в чем пойти в ресторан, куда поехать в отпуск, как вылечить кашель у ребенка, где достать, к кому обратиться, что прочитать? Зиночка – так за глаза называли мы Зинаиду Илларионовну — была центром этого кружка. Ее внимательность, мудрость и спокойствие звали подражать ей во всем.

Бывало, в ее кабинете обсуждались и семейные неурядицы, но это за закрытыми дверями и в строгой секретности, как и полагается цензуре.

И всего несколько слов о моих подругах… Очевидцы утверждают, что в «Красном знамени» все женщины были красивы. Я и сама, помнится, была удивлена, когда увидела такое количество красавиц в одном отдельно взятом коллективе. Журналистки Ирина Горинова, Людмила Вржежевская, Валентина Завьялова, Лариса Подобай, секретарь в приемной Галина Архипова, корректор Вера Ванчикова. Остановите меня. Потому что придется назвать всех. И список этот будет очень длинным. Добавлю лишь — каждая обладала не только прекрасными внешними данными, но и глубокой внутренней красотой.

Елена АЛИЕВА, корреспондент отдела писем с 1981 по 1993 год, фото Александра Силивончика

Похожие статьи