Свежие новости

18 Апр 2021
НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ГОДЫ
Электричка на БрАЗ, 1969 год
Новости

НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ГОДЫ 

Юрий Александрович Молчанов – бывший братчанин. С 8 февраля 1968 года до 2000-го трудился на Братском алюминиевом заводе. В этом же году переехал в Москву, где ныне живёт и работает. Член московской городской организации Союза писателей России. Автор девяти книг поэзии, пяти книг в прозе, участник поэтических сборников. Неоднократно печатался в нашей газете. Недавно он прислал письмо с отрывком из своей книги «Незабываемые годы» (публикуется с исправлениями и сокращениями редакции) и несколько стихов, в которых вспоминает годы молодости на братской земле.

НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ГОДЫ
Елена Алиева, Валентина Завьялова, Ирина Горинова, Юрий Молчанов в редакции газеты «Красное знамя», 1980 г.

СТРОЙКА-МАГНИТ

Братский алюминиевый завод и город оперативно строились. Стройка как магнит притягивала молодых людей. И именно здесь заботами стройки заполнялись трудовые биографии многих рабочих, приехавших в Братск со всех концов бывшего Советского Союза. Буквально не по дням, а по часам росли не только городские здания, но и заводские корпуса. Братск сердечно приветствовал молодёжь.
Я окончил досрочно Иркутский политехнический институт по специальности «Металлургия цветных металлов» и был направлен по распределению на Братский алюминиевый завод. Мне в пору своей молодости выпало счастье закалять характер, приобретать опыт, делить радости и горести с людьми, пускавшими первые корпуса БрАЗа. Меня не повергали в уныние неустроенность быта и трудности, которые приходилось взваливать на свои плечи.
Уходят в мир иной мои сверстники, свидетели прошлого времени и следов той жизни, которой жили в годы строительства и пуска Братской ГЭС, БрАЗа. Тридцать два года занимался я этим «огненным делом» на братской земле. «Горячий» стаж мой начался в 60- годах, когда Союз облетел клич: «Слушай, великая пролетарская страна! Есть братский алюминий!». То июньское утро в литейном отделении началось с духовым оркестром: музыка сопровождала первый братский алюминий от ванны и до самой разливки, а для металлургов начались нелёгкие трудовые дни.
Пускалась первая «ванна» второго цеха, двенадцатого корпуса за номером 1224. Пускались другие корпуса, ставшие для меня родными.
Мы наивно заблуждались в близости целей наших, что одолеем быстро все препятствия на пути к ней. Что задумали, не успели сделать всего, но жизнь наша была такой одухотворённой, такой осмысленной, полной! Поколение наше, ограничивая себя в удовольствии приятном, даже нужном, брало обязательства и ответственность не только за себя, но и за весь коллектив, за цель, к которой стремились.

НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ГОДЫ
Строительство БрАЗа, фото Э. Брюханенко

В «СПЛОШНОЙ ЛИХОРАДКЕ БУДЕН»

Немного найдётся таких городов, как Братск. Если бы лет пятьдесят назад кто-нибудь напророчил, что тут встанет гигантский завод и вырастет большой город… Под этой нетронутой землёй протянутся километры кабеля и трубопровода, а над ней повиснут сотни километров электрических проводов. Здесь обоснуется в больших домах население в 270 тысяч человек с младенцами в колясках и стариками на скамейках. Если бы какой-нибудь дерзкий пророк предсказал всё это, его сочли бы за сумасшедшего и, чего доброго, закидали бы камнями, как издавна полагается делать с пророками.
Трудом советского народа в глухомани, у подножья горы Моргудон, в короткие сроки возник алюминиевый гигант, которому суждено было стать флагманом отечественной индустрии, алюминиевым сердцем Родины. БрАЗ – живая история пятилеток, славных страниц побед и достижений, отразивших невиданные ранее возможности человеческого труда. В Братске можно познакомиться с теми, кто жил в первых палатках, выплавлял первые тонны алюминия, заложил первый дом в городе. История воплощена в облике реальных людей, без которых не было бы ни города, ни завода.
Трудно назвать имена всех братчан, кто живёт в памяти ныне живущих героев стройки, их потомков и наследников. С благодарностью вспоминают и стар, и млад тех, кто построил Братскую ГЭС, БЛПК, первый жилой дом, залил первый бетон в фундамент первого корпуса БрАЗа, устанавливал первые рекорды в труде, создавал первые ударные бригады, вкладывал свою долю труда в становление завода.

НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ГОДЫ
Таджикский алюминиевый завод

МОЛОДОСТЬ, ЛЮБОВЬ, РОМАНТИКА

Сейчас, всматриваясь в те далёкие годы, особенно понимаешь, какой героической рабочей рукой создавалась летопись БрАЗа. В истории завода немало памятных дат. Каждая из них знаменует новый взлёт творческой мысли, технических свершений. Братск был для меня тем местом, куда я сам тогда ещё несколько лет назад, будучи студентом, приезжал со студенческим строительным отрядом возводить Братский лесопромышленный комплекс. Работы было по горло, она радовала, воодушевляла. Всегда мы ощущали себя нужными в «сплошной лихорадке буден». О том незабываемом времени напоминают мне пожелтевшие вырезки из газет и потускневшие фотографии. Чем был и есть для меня БрАЗ? Молодостью, любовью, романтикой. Школой трудолюбия и гражданственности. Все главное в моей судьбе связано с Братском, с заводом, с его людьми.
Комсомольско-молодёжная смена (КМК) первого цеха шестого корпуса, которой мне довелось руководить, была в числе лучших на заводе и среди призёров области. Члены КМК не только хорошо работали на производстве, но участвовали в благоустройстве Братска. Субботниками и воскресниками вносили свой вклад в строительство стадиона, Дома культуры «Металлург», санную и лыжную трассы, санаторий-профилакторий «Крылатый». Участвовали КМК в походах, туристических слётах, эстафетах. Ежегодно выезжали в подшефные колхозы помогать в уборке картофеля.
13 ноября 1969 года мне было присвоено звание «Ударник коммунистического труда». В газетах писали: «Большинство, как, например, комсорг из смены Ю. Молчанова Виктор Баев знали о БрАЗе лишь понаслышке и приехали в Братск – с комсомольскими путёвками – в поисках романтики и новой жизни. Словом, ничем особенным биография будущих коллег по труду не отличалась от сотен других. А то, что они встретились в одном корпусе и в одной смене, можно считать случайностью. Случайностью счастливой и закономерной».
В память о работе коллектива храню вырезки, письма и документы тех лет. Неблагодарное это занятие – по строчкам газетных публикаций судить о людях и коллективе. Но и среди избитых идеологических фраз типа «встав на трудовую вахту», «претворяя решения съезда», «рапортовали в числе первых» не теряется мысль: беспокойный характер был у ребят!
Конечно, надуманного было много – погоня за баллами и другое, но всё это хорошо вспоминается. Была романтика, стремление к высокому уровню, заложенные тогда в крови.
Вскоре меня избрали секретарём комсомольской организации второго электролизного цеха. Работа была живой, интересной. Мы в выходные шли на очистку от леса, пней и кустов территории для строительства санной и горнолыжной трасс. После окончания субботника был общий обед. Брали с собой гитару и пели у костра любимые песни. Через два года вернулся на производство, чтобы не забыть свою квалификацию.

УЧЁБА В СВЕРДЛОВСКЕ, РАБОТА В ТАДЖИКИСТАНЕ

В 1983 году я был направлен на учёбу в Свердловск в Уральский политехнический институт имени С.М. Кирова, где окончил факультет по подготовке организаторов промышленного производства и строительства.
На этих курсах старостой группы был избран Хайтали Ахаметов из Таджикистана. Наступили каникулы. Студенты поехали домой писать диплом. Хайтали пригласил меня к себе в гости. Институт дал мне направление на алюминиевый завод в город Регар, где и жил Хайтали. В бумаге было указано, что я должен заниматься анализом ведения технологии, обожжёнными анодами.
Пришёл на Таджикский алюминиевый завод. Зашёл в электролизный цех. По среднему проходу были расставлены использованные аноды, в корпусе много разгерметизированных (газящих) электролизёров. Электролизёр у среднего проезда вышел на «горячий ход». Рабочие сидят и пьют чай. Спрашиваю: «Что с электролизёром?». Электролизники и мастер смены не могли правильно определить причину. Я попросил щиток, фартук, взял скребок, прошёлся по подошве анода и обнаружил неровность. Дал указание, что и как надо делать, а не пить чай.
На совещании у директора завода доложил обстановку, который дал указание начальнику цеха, чтобы навели порядок и поддерживали его постоянно, а с мастеров надо спросить за расстройство технологии и за разгерметизацию электролизёров. Меня попросили, чтобы я обходил цеха завода и определял недостатки. Через неделю в электролизном цехе был более-менее наведён порядок.

Продолжение следует

Похожие статьи