Свежие новости

18 Май 2022
ОЛЬГА ГЛАДИНА: РУССКАЯ ЭЛИТА
Новости

ОЛЬГА ГЛАДИНА: РУССКАЯ ЭЛИТА 

В самый «расцвет» переломных девяностых – в 1997 году — в Братске была отпечатана небольшая книжечка воспоминаний известного в советские годы в Братском районе зоотехника и активиста-общественницы Ольги Гладиной. Ольге Петровне было тогда 76 лет. Книга называлась «Наша судьба – биография», а в небольшом предисловии к ней говорилось о том, что в сборнике очерков автором ведётся безыскусный рассказ о людях сибирской деревни, которая кормила, кормит и будет кормить развивающиеся города Сибири.

ОЛЬГА ГЛАДИНА: РУССКАЯ ЭЛИТА

Ирина ЛАГУНОВА

Между тем, когда уже прошло столько лет с момента издания книги, можно сказать, что этот рассказ не совсем уж и безыскусный. Более того, Ольга Петровна обладала особым талантом писать о том, чему была очевидцем и современником. А повидала на своём веку она много такого, что нам и во сне не снилось. Она родилась в большой крестьянской семье – двенадцать детей. Отец Пётр Терентьевич был инвалидом империалистической войны. «Оле отец пророчил будущность доктора: охотно и умело делала перевязки Оля отцу – у отца не было правой ступни, сама стирала бинты и гладила их тяжёлым печным утюгом».
Девятилетняя девочка пошла в школу в 1929 году. «Как в школу идти – отец снимает с сестры сапоги, я обуваюсь. Жили бедно, в избе самодельный стол, кровать, две лавки, полати. Ну и печь русская. Мягкой постелью (спали в основном на полу) служила ржаная солома в снопах, а простыни и одеяла – самотканые дорожки…». «Очень ярко, словно вчера, помню январский день. Шёл густой-густой снег, было тихо, казалось, небо соединилось с землёй, а я смотрела в окно на улицу. Там шли школьники со склонёнными знамёнами, обрамлёнными чёрными лентами, и пели: «Вы жертвою пали в борьбе роковой…». А потом долго гудели паровозы. Это был день похорон В.И. Ленина. Мне было четыре с половиной года, глядя в окно, я думала: «Вот умер дедушка Ленин, и мы все умрём». Ведь было голодно». В 1933 году в семье умерли, один за другим, трое детей. Оля выжила. Скорее всего, пишет она, потому, что ходила в школу и там один раз в день давали горячий завтрак. Семья жила в средней полосе России. После окончания семи классов девочка поступила в Тимирязевский сельскохозяйственный техникум в посёлке Октябрьский Татищевского района Саратовской области. Отсюда и начинается профессиональная биография Ольги Петровны, которая впоследствии привела её в Иркутскую область. Сначала в Качуг – в августе 1939 года. За год до войны она вышла замуж за работника госбезопасности Петра Грехова. Всю войну проработала зоо­техником. В мае 1944 года её отпустили на родину – тяжело заболели родители. А когда здоровье родителей немного улучшилось, по вызову Братского РайЗО она приехала в Иркутск и была направлена в село Братск.

ОЛЬГА ГЛАДИНА: РУССКАЯ ЭЛИТА

ОЛЬГА ПЕТРОВНА — ЗООТЕХНИК ИЗ КОБЛЯКОВО

В Братске её назначили зоо­техником Кобляковского зоо­ветпункта с периодическим обслуживанием всех колхозов низовья Ангары. Во вступительной статье Е. Яковлевой, которая размещена на первых страницах сборника воспоминаний Ольги Гладиной, есть такие строчки из её биографии. Они касаются кобляковского периода жизни Ольги Петровны. «Для специалистов – агронома и зоотехника РайЗО купили, перевезли из Усть-Вихорево и поставили в селе Кобляково дом. В первой половине этого дома устроили агрозооветкабинет с наглядными пособиями по животноводству и полеводству для учёбы колхозников. И снова командировки пешком и верхом. Летом приходилось путешествовать и в лодке. Самой главной заботой для Ольги Петровны в селе Кобляково стало установление причин падежа скота. Только за 1947 год в колхозе пало 198 голов скота всех видов. Вместе с ветфельдшером Н.В. Чупиным и членами правления колхоза организовали зооветучёбу и в теории, и в практике, занялись приготовлением кормов – соломы, не хватало сена.
Из-за мошки и мокреца невозможна была дневная пастьба скота, её организовали по ночам, а с восходом солнца загоняли скот во дворы, задавали корм – солому, сдобренную концентратами. И добились не только увеличения надоев молока и привесов молодняка, но и полностью исключили падёж. Весной 1948 года скот вышел на пастбище средней упитанности и без единого случая падежа».

ОЛЬГА ГЛАДИНА: РУССКАЯ ЭЛИТА

В ОЖИДАНИИ АМЕРИКАНСКОГО ПОСЛА ГАРРИМАНА

С 1 июня 1962 года по июль 1963-го Ольга Петровна работала в УАТе «Братскгэсстроя» диспетчером. Тогда, в срочном порядке, строили взлётно-посадочную полосу в аэропорту – ожидали приезда посла США Гарримана.
Ольга Петровна была назначена диспетчером ночной смены как самый ответственный работник. Эта история длилась две недели, с восьми часов утра и до восьми вечера. Более шестисот единиц автотранспорта – автомашины, грейдеры, катки, тяжёлые МАЗы – подвозили гравий, крошку, песчаник. В обязанности Ольги Петровны входил контроль работы людей, распределение материалов на полосе и их укатка. Ритм работы в эти две недели был бешеным. С ним не справлялись даже бывалые водители – засыпали в кабинах.
Биография Ольги Петровны Гладиной действительно трудовая. Она никогда не занималась перекладыванием бумажек с места на место, не была, как теперь говорят, офисным работником.
Позже была задействована на строительстве дороги от Падуна до Братска, на правый берег Ангары. На её счету благоустройство посёлка Падун. Потом устроилась в Райплан, и у неё начались поездки по району, связанные с очисткой ложа под водохранилище для Братской ГЭС. Была председателем комиссии по очистке территорий с жилыми домами промкомбината и химлесхоза по зоне затопления. Здесь всё «подлежало сжиганию», но Ольга Петровна разрешала рабочим выбрать, что возможно, для строительства жилья там, куда затопление не придёт. Не многие, как она, могли себе позволить отступить от приказов сверху, а она могла. Понимала, что нарушает предписания, но она это делала ради людей.
Примерно вот так выглядит биография известной советской братчанки Ольги Петровны Гладиной. Конечно, в эти строчки невозможно уместить всё, что она пережила и чему была свидетелем. Но было у неё ещё одно удивительное качество. Она умела всё замечать, была внимательна к своему времени, и для истории оставила свои воспоминания, которые вошли в её небольшую книжку. Сегодня эти свидетельства бесценны, и очень жаль, что многие наши современники так, как она, не умеют. Не записывают, не следят, а иногда даже и не интересуются тем, что сейчас происходит. Ольга Петровна умела это делать.

ОЛЬГА ГЛАДИНА: РУССКАЯ ЭЛИТА

«НА ПОПУТНОЙ ПОЛУТОРКЕ РЫБЗАВОДА С ГЕРОЕМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»

Свои воспоминания она начала с рассказа о знакомстве с Героем Советского Союза Николаем Михайловичем Дубыниным. «В начале сентября 1947 года я вместе с дочуркой ехала на попутной полуторке рыбзавода из Братска к месту своего назначения – в село Кобляково, — пишет Ольга Петровна. – В кузове с нами был молодой и бравый парень. Дубынин Николай – назвался он нам. Мне, приезжему человеку, это имя ничего не говорило. И только потом узнала, что моим попутчиком был не кто иной, как Герой Советского Союза Николай Михайлович Дубынин. Тот самый командир понтонного взвода, который во время форсирования Одера собственными руками задавил немецкого корректировщика, подорвал фашистский бронепоезд, а потом в кромешном аду переправлял наши войска через реку». «Под деревней Сахарово машина остановилась, — продолжает Ольга Петровна, — и Дубынин пошёл с ружьём к лежащему неподалёку болоту. Вскоре раздался выстрел, и мы увидели возвращающегося Дубынина с двумя утками в руках. «Вот это снайпер!» — восхищённо подумала я, ещё не зная, конечно, что в финскую войну он действительно был снайпером».
И таких замечательных историй память Ольги Петровны сохранила очень много. Поэтому счастливчиками будут те, кто всё-таки найдёт эту книгу и прочитает её.
24 февраля в России началась новейшая история, и очень много сегодня говорят о настоящей русской элите. Не о той, которая «любит отдыхать в Сан-Тропе, затаривается антверпенскими алмазами и т.д.», а о тех, на чьих плечах держится и всегда держалась Россия. Ольга Петровна Гладина была одной из тех, кого можно называть истинным представителем русской элиты. Слава Богу, что мы снова вспоминаем об этих людях. Жаль только, что память к нам возвращается такой дорогой ценой.

Между тем, когда уже прошло столько лет с момента издания книги, можно сказать, что этот рассказ не совсем уж и безыскусный. Более того, Ольга Петровна обладала особым талантом писать о том, чему была очевидцем и современником. А повидала на своём веку она много такого, что нам и во сне не снилось. Она родилась в большой крестьянской семье – двенадцать детей. Отец Пётр Терентьевич был инвалидом империалистической войны. «Оле отец пророчил будущность доктора: охотно и умело делала перевязки Оля отцу – у отца не было правой ступни, сама стирала бинты и гладила их тяжёлым печным утюгом».
Девятилетняя девочка пошла в школу в 1929 году. «Как в школу идти – отец снимает с сестры сапоги, я обуваюсь. Жили бедно, в избе самодельный стол, кровать, две лавки, полати. Ну и печь русская. Мягкой постелью (спали в основном на полу) служила ржаная солома в снопах, а простыни и одеяла – самотканые дорожки…». «Очень ярко, словно вчера, помню январский день. Шёл густой-густой снег, было тихо, казалось, небо соединилось с землёй, а я смотрела в окно на улицу. Там шли школьники со склонёнными знамёнами, обрамлёнными чёрными лентами, и пели: «Вы жертвою пали в борьбе роковой…». А потом долго гудели паровозы. Это был день похорон В.И. Ленина. Мне было четыре с половиной года, глядя в окно, я думала: «Вот умер дедушка Ленин, и мы все умрём». Ведь было голодно». В 1933 году в семье умерли, один за другим, трое детей. Оля выжила. Скорее всего, пишет она, потому, что ходила в школу и там один раз в день давали горячий завтрак. Семья жила в средней полосе России. После окончания семи классов девочка поступила в Тимирязевский сельскохозяйственный техникум в посёлке Октябрьский Татищевского района Саратовской области. Отсюда и начинается профессиональная биография Ольги Петровны, которая впоследствии привела её в Иркутскую область. Сначала в Качуг – в августе 1939 года. За год до войны она вышла замуж за работника госбезопасности Петра Грехова. Всю войну проработала зоо­техником. В мае 1944 года её отпустили на родину – тяжело заболели родители. А когда здоровье родителей немного улучшилось, по вызову Братского РайЗО она приехала в Иркутск и была направлена в село Братск.

ОЛЬГА ПЕТРОВНА — ЗООТЕХНИК ИЗ КОБЛЯКОВО

В Братске её назначили зоо­техником Кобляковского зоо­ветпункта с периодическим обслуживанием всех колхозов низовья Ангары. Во вступительной статье Е. Яковлевой, которая размещена на первых страницах сборника воспоминаний Ольги Гладиной, есть такие строчки из её биографии. Они касаются кобляковского периода жизни Ольги Петровны. «Для специалистов – агронома и зоотехника РайЗО купили, перевезли из Усть-Вихорево и поставили в селе Кобляково дом. В первой половине этого дома устроили агрозооветкабинет с наглядными пособиями по животноводству и полеводству для учёбы колхозников. И снова командировки пешком и верхом. Летом приходилось путешествовать и в лодке. Самой главной заботой для Ольги Петровны в селе Кобляково стало установление причин падежа скота. Только за 1947 год в колхозе пало 198 голов скота всех видов. Вместе с ветфельдшером Н.В. Чупиным и членами правления колхоза организовали зооветучёбу и в теории, и в практике, занялись приготовлением кормов – соломы, не хватало сена.
Из-за мошки и мокреца невозможна была дневная пастьба скота, её организовали по ночам, а с восходом солнца загоняли скот во дворы, задавали корм – солому, сдобренную концентратами. И добились не только увеличения надоев молока и привесов молодняка, но и полностью исключили падёж. Весной 1948 года скот вышел на пастбище средней упитанности и без единого случая падежа».

В ОЖИДАНИИ АМЕРИКАНСКОГО ПОСЛА ГАРРИМАНА

С 1 июня 1962 года по июль 1963-го Ольга Петровна работала в УАТе «Братскгэсстроя» диспетчером. Тогда, в срочном порядке, строили взлётно-посадочную полосу в аэропорту – ожидали приезда посла США Гарримана.
Ольга Петровна была назначена диспетчером ночной смены как самый ответственный работник. Эта история длилась две недели, с восьми часов утра и до восьми вечера. Более шестисот единиц автотранспорта – автомашины, грейдеры, катки, тяжёлые МАЗы – подвозили гравий, крошку, песчаник. В обязанности Ольги Петровны входил контроль работы людей, распределение материалов на полосе и их укатка. Ритм работы в эти две недели был бешеным. С ним не справлялись даже бывалые водители – засыпали в кабинах.
Биография Ольги Петровны Гладиной действительно трудовая. Она никогда не занималась перекладыванием бумажек с места на место, не была, как теперь говорят, офисным работником.
Позже была задействована на строительстве дороги от Падуна до Братска, на правый берег Ангары. На её счету благоустройство посёлка Падун. Потом устроилась в Райплан, и у неё начались поездки по району, связанные с очисткой ложа под водохранилище для Братской ГЭС. Была председателем комиссии по очистке территорий с жилыми домами промкомбината и химлесхоза по зоне затопления. Здесь всё «подлежало сжиганию», но Ольга Петровна разрешала рабочим выбрать, что возможно, для строительства жилья там, куда затопление не придёт. Не многие, как она, могли себе позволить отступить от приказов сверху, а она могла. Понимала, что нарушает предписания, но она это делала ради людей.
Примерно вот так выглядит биография известной советской братчанки Ольги Петровны Гладиной. Конечно, в эти строчки невозможно уместить всё, что она пережила и чему была свидетелем. Но было у неё ещё одно удивительное качество. Она умела всё замечать, была внимательна к своему времени, и для истории оставила свои воспоминания, которые вошли в её небольшую книжку. Сегодня эти свидетельства бесценны, и очень жаль, что многие наши современники так, как она, не умеют. Не записывают, не следят, а иногда даже и не интересуются тем, что сейчас происходит. Ольга Петровна умела это делать.

«НА ПОПУТНОЙ ПОЛУТОРКЕ РЫБЗАВОДА С ГЕРОЕМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»

Свои воспоминания она начала с рассказа о знакомстве с Героем Советского Союза Николаем Михайловичем Дубыниным. «В начале сентября 1947 года я вместе с дочуркой ехала на попутной полуторке рыбзавода из Братска к месту своего назначения – в село Кобляково, — пишет Ольга Петровна. – В кузове с нами был молодой и бравый парень. Дубынин Николай – назвался он нам. Мне, приезжему человеку, это имя ничего не говорило. И только потом узнала, что моим попутчиком был не кто иной, как Герой Советского Союза Николай Михайлович Дубынин. Тот самый командир понтонного взвода, который во время форсирования Одера собственными руками задавил немецкого корректировщика, подорвал фашистский бронепоезд, а потом в кромешном аду переправлял наши войска через реку». «Под деревней Сахарово машина остановилась, — продолжает Ольга Петровна, — и Дубынин пошёл с ружьём к лежащему неподалёку болоту. Вскоре раздался выстрел, и мы увидели возвращающегося Дубынина с двумя утками в руках. «Вот это снайпер!» — восхищённо подумала я, ещё не зная, конечно, что в финскую войну он действительно был снайпером».
И таких замечательных историй память Ольги Петровны сохранила очень много. Поэтому счастливчиками будут те, кто всё-таки найдёт эту книгу и прочитает её.
24 февраля в России началась новейшая история, и очень много сегодня говорят о настоящей русской элите. Не о той, которая «любит отдыхать в Сан-Тропе, затаривается антверпенскими алмазами и т.д.», а о тех, на чьих плечах держится и всегда держалась Россия. Ольга Петровна Гладина была одной из тех, кого можно называть истинным представителем русской элиты. Слава Богу, что мы снова вспоминаем об этих людях. Жаль только, что память к нам возвращается такой дорогой ценой.

Похожие статьи