Свежие новости

02 Мар 2021
ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЛАСТОЧКИ
Светлана Михеева, Артём Морс и Екатерина Сербская
Новости

ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЛАСТОЧКИ 

ПОСЛЕ БОЛЬШОЙ КОВИД-ИЗОЛЯЦИИ ИРКУТСКИЕ ПОЭТЫ СВЕТЛАНА МИХЕЕВА, АРТЁМ МОРС И АЛЁНА РЫЧКОВА-ЗАКАБЛУКОВСКАЯ ПРОВЕЛИ В БИБЛИОТЕКЕ ПОЭЗИИ ИМ. СЕРБСКОГО ПРЕЗЕНТАЦИЮ СВОИХ НОВЫХ КНИГ И СТИХОВ

В прошедшие выходные дни в Братск, после длительного перерыва из-за пандемии, пожаловали первые литературные гости — иркутские поэты Светлана Михеева, Артём Морс и Алёна Рычкова-Закаблуковская. Все они давно известны в Иркутске, у каждого из них уже изданы (и не по одному) сборники стихов, а то и прозы, и публицистики. Творческая встреча, к большому сожалению, книголюбов и любителей поэзии была организована только для членов литературного клуба в помещении библиотеки им. Виктора Сербского. Это связано с тем, что по какому-то странному стечению обстоятельств библиотеки в Иркутской области пока не вошли в список учреждений, которым разрешена работа в условиях пандемии. При этом литературным объединениям и клубам проводить мероприятия уже можно. Между тем, пик заболеваемости ковидом официально признан пройденным, и многие общественные заведения, где обычно скапливается куда больше посетителей, чем в библиотеках, открылись.

Ирина ЛАГУНОВА, фото автора

Все три поэта, прибывшие на этот раз в Братск, не менее известны и в местных литературных кругах. Они приезжали на костроминские чтения, принимали участие в творческих встречах, знакомили братчан со своим творчеством. Более того, они оставили о себе очень приятные впечатления у любителей поэтического слова, и поэтому на этот раз их ждали с особым нетерпением. Организатором встречи, как всегда, выступила Оксана Костромина, которая по давней традиции встречает гостей хлебом-солью, создаёт для них самые комфортные условия, водит их по экскурсиям, рассказывает о местных достопримечательностях и знакомит с интересными людьми.


ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЛАСТОЧКИ

Светлана Михеева – поэт, прозаик, эссеист. Родилась, живёт и работает в Иркутске. Окончила Литературный институт им. А. М. Горького. Автор восьми книг, в том числе четырёх книг стихов, двух книг художественной прозы, двух книг эссе и книги детской сказки. Кроме того, публикуется как литературный критик. Стихи, проза и эссеистика печатались в антологиях и журналах, в том числе «Дружба народов», «Октябрь», «Сибирские огни», «Интерпоэзия», «Юность», «Урал» и др. Член Союза российских писателей, руководит Иркутским региональным представительством СРП. Работает главным редактором регионального издания газеты «Московский комсомолец».


«НЕКТО ТВОРЯЩИЙ» СВЕТЛАНА МИХЕЕВА

2020 год для Светланы Михеевой можно назвать крайне удачным. Потому что именно в эти, как принято сейчас говорить, нелёгкие времена у неё вышло сразу две книги, которые она и представила членам Литературного клуба: это повесть «Роза, играй!» и сборник эссе «Некто творящий».

ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЛАСТОЧКИ

«Роза, играй! – это книжка с детской обложкой, — рассказала Светлана Михеева, — и в ней есть иллюстрации усольского художника Татьяны Ус. Но это книга не совсем для детей, она для юношества и для взрослых. Книга издана в Иркутске. Повесть предварительно публиковалась в журнале «Сибирские огни».
По словам Светланы Михеевой, это не автобиографическая повесть, это художественное осмысление взросления девочки-подростка. Хотя, конечно, есть в ней и биографические моменты.

Например, героиню заставляют заниматься музыкой, а это травма моего детства, — говорит автор повести. — Меня тоже заставляли заниматься музыкой, но я не смогла «заставиться» и записалась в цирковую студию.
Светлана Михеева отметила, что говорить ей об этой книге трудно, потому что она думала над ней десять лет. Это был довольно объемный набросок, и было не понятно, к чему в итоге это придет, как выразится в художественной форме.

Тем не менее, я считаю, что книга получилась. Мне показалась, что она соответствует моей задумке – показать взросление человека через какую-то трагедию, участником которой он является. «Литературная газета» в анонсе номера журнала «Сибирские огни» написала, что это классический роман-воспитание в каком-то изломе. Но я в этом не уверена, иркутские филологи тоже не совсем согласны с тем, что это роман-воспитание. Может быть, это всё-таки тема самовоспитания.
О второй книге Светлана Михеева рассказала подробнее, и это понятно. В неё вошли сразу восемь литературных эссе об уже ушедших поэтах. Книга выпущена в Москве, в издательской мастерской поэта Андрея Чёрного «Белый ветер». Все эти эссе были опубликованы на литературных электронных порталах, с которыми сотрудничает Светлана Михеева.

Мне иногда говорят, что я как-то странно отобрала поэтов, но я в этом ничего странного не вижу, — рассказала Светлана. – Я их отбирала из своего личного интереса, и этот интерес держится на том, что все эти поэты занимались поэзией, как каким-то высоким делом, совершенно презрев тусовку. То есть занимались в чистом виде поэзией. Ничто другое их не интересовало, у каждого из них была нелёгкая судьба. Вот их имена: Ксения Некрасова, Леонид Аронзон, Николай Рубцов, Намжил Нимбуев, Борис Чичибабин, Владимир Соколов, Нонна Слепакова, Михаил Анищенко.
Светлана предположила, что какие-то имена нам знакомы, а какие-то нет. И вторых, скорее всего, больше. Но это совершенно нормально, заметила она, потому что, к сожалению, поэзия не так распространяется, как популярные романы.

Поэзия плохо печатается. Широко известен из перечисленных только Николай Рубцов.
И это, пожалуй, так. Тут со Светланой сложно спорить, потому что ну кто, например, не знает стихотворения «В горнице моей светло»? Особенно это касается старшего поколения, которое помнит наизусть эту песню в исполнении и Марины Капуро с Эдуардом Хилем, и даже Полины Гагариной…
На второе место по известности можно поставить поэта Бориса Чичибабина. Но и то с большой натяжкой, по мнению Светланы Михеевой.

Он, скорее, мало известен, — говорит она. — В Иркутске я с этим столкнулась. В итоге я не нашла о нём ничего, кроме двух статей. То же самое касается Ксении Некрасовой. После продолжительных поисков оказалось, что одна её книжка есть в пединституте. Кстати, иркутский филолог Ирина Бухарова написала первую в мире диссертацию по творчеству Ксении Некрасовой. И я подозреваю, что она пользовалась той же самой книжкой из пединститута.

Очень странной фигурой, может быть, выглядел Михаил Анищенко, — рассказала Светлана. — Когда Евгений Евтушенко познакомился однажды с его творчеством, он приехал в Самару и стал о нём говорить как о большом поэте, написал статью о нём. Но Михаил Анищенко не любил пафоса и не стремился быть знаменитым. После какого-то творческого вечера в его честь он собрался и уехал жить в деревню. При этом не очень лестно отозвался о тех, кто его стал восхвалять на чиновничье-бюрократическом уровне. Он был очень принципиальным, и сказал примерно такие слова: «Сегодня вы меня знаете, потому что обо мне сказал Евтушенко, а завтра вы обо мне и не вспомните».
Светлана рассказала, что в каждом из этих эссе для неё, как для автора, есть открытие. Хотя, казалось бы, что нового можно написать про Николая Рубцова.

Я посмотрела массу материалов о нём, и пришла к выводу, что Николай Рубцов воплощает тему сиротства и об этом нигде не написано. Но он был сирота, и тема сиротства и ненужности прослеживается в его творчестве.
И поскольку Светлана Михеева ещё ни разу с пустыми руками в Братск не приезжала, на этот раз она снова подарила библиотеке Сербского свои книги, и попросила передать их и для Центральной библиотеки. А ещё добавим, что на встречу с поэтами пришёл народ внимательный и подготовленный, и поэтому Светлана в свой адрес получила благодарственные слова за своё творчество и выслушала точку зрения об эссе из предыдущей книги «Стеклянная звезда» о Валентине Распутине.


ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЛАСТОЧКИ

Артём Морс родился в 1982 году в Красноярском крае. Окончил филологический факультет Иркутского государственного университета, Литературный институт им. А.М. Горького. Автор книг стихов «Из этого темнеющего сада» (2006) и «Другими словами» (2014). Стихи публиковались в журналах «Дружба народов», «Футурум АРТ», «Плавучий мост», «Сибирские огни», «Сибирь», «Байкал», «ЛиTERRAтура», альманахах «45-я параллель», «Иркутское время», «Зелёная лампа», «Тверской бульвар, 25», «КУБ», «Паровоз» и др. Член Союза российских писателей. Живёт в Иркутске.


АРТЁМ МОРС: КНИГА СТИХОВ, КОТОРОЙ НЕМНОГО ПОМЕШАЛА ПАНДЕМИЯ

Без сомнения, иркутский поэт Артём Морс – очень интересный поэт. «В столицах» его уже оценили по заслугам. А кто-то считает, что он даже один из лучших в Иркутске. После появления в конце прошлого года его новой книги стихов «Что музыка» сразу несколько областных СМИ проявили к нему очень живой интерес.

Вышли два интервью про эту книгу, — говорит Артём. — Вообще в связи с этой книгой местная пресса уделила мне внимание. Многие посчитали, что это событие. Но событием это было в первую очередь для меня. Потому что выход книги — это всегда большое событие для автора. Как, например, для художника персональная выставка.
Иркутские журналисты признали Артёма Морса «голосом целого поколения». Так и есть, но я бы сказала, что он не просто голос поколения, он ещё и регистратор истории. Думаю, что если через сто лет книга «Что музыка» попадёт в руки кому-то из исследователей литературных и исторических процессов начала XXI века, то по ней он легко сможет нарисовать портрет того города, того человека и в целом той эпохи. Вот, например.

ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЛАСТОЧКИ

В АВТОБУСЕ
«Не знаю, как дойду до дому,
устала, больше не могу», —
говорит она в трубку,
даже не осознавая,
что начинает
моё стихотворение.
«Алё-алё, ты дома? Я уже
освободился, еду, скоро буду!» —
продолжает другой
и, переходя на шёпот,
добавляет: «Целую, мышка».
«Чо ты опять начинаешь?».
«Ну неужели не ясно?».
«Я же ни в чём не виновна».
«Да замолчи ты уже!».
«Милая, хватит, ну хватит…».
«Купи, пожалуйста, хлеба.
И молока, и сыра».
«Я же сказал: приеду,
приеду, как только смогу».
«Что же мы будем делать?».
«Как это всё непросто»,
«Тут ужасная пробка!».
«Кажется, я опоздал».
«Что мне ещё остаётся?..».
«Я не смогу так больше».
«Брось ты эту затею».
«Сделай же что-нибудь!».
«Уважаемые пассажиры! –
произносит на весь салон
вежливый женский голос. –
Это конечная остановка.
Будьте внимательны,
Не забывайте вещи,
Берегите друг друга,
Храни вас Господь!».

Двери открываются,
автобус пуст».
А вот ещё один тоже очень реальный жизненный материал. Про пандемию и про поколение, голосом которого многие считают Артёма Морса. Это то самое поколение, которое не уверено в своём будущем, и потому идёт на какие-то уличные массовки. К этому голосу надо прислушиваться для того, чтобы сегодняшняя Россия не забрела в какую-нибудь бесперспективную тьму.

События прошлого года не могли не отразиться на моём творчестве, — говорит Артём. — Но я постарался говорить о них не напрямую. Я хотел, чтобы пандемия закончилась, а стихи остались. Иногда стихи проходят вместе со случаем…
«Сначала зима была какая-то стрёмная,
потом весну взяли и отобрали,
летом вообще хрен его знает, что будет,
да и осенью не факт, что наладится…

В детстве мама часто мне говорила,
когда хотела как-то меня утешить,
если я расстраивался или плакал:
«Антоша, дальше будет только хуже».

Спасибо, мама, за веру в будущее
и уверенность в завтрашнем дне».

Поэтому, без сомнения, Артём Морс очень интересный поэт, и я бы даже сказала, что он представляет такое литературное направление, которое можно назвать «гражданская лирика». Но и в приверженности к модернистской поэзии он также замечен:
«Кроме всего вышесказанного,
хотелось бы сообщить нижеследующее:
поскольку всё
когда-либо произнесённое вслух
уже не является новостью
и поэтому не имеет почти никакого смысла,
то, как бы это выразиться помягче,
лучше помолчать. Лучше помолчать.
Лучше помолчать».
В библиотеке Сербского эти стихи так или иначе были прочитаны. Артём Морс сам выступил перед публикой, а особо расторопные слушатели получили даже по несколько экземпляров с его автографом.

Слава Богу, что всё возвращается, — сказал Артём перед тем, как приступить к чтению своих стихов. — Тем не менее, этот год многому нас научил, изменил нас, надеюсь, только в лучшую сторону. Но из-за этого непростого года эта книга, которая должна была выйти в апреле прошлого года, и я должен был за ней ехать в Красноярск, она практически совсем отменилась. Потому что издательские планы сильно подвисли. Но мы всё же решили, что это дело нужно продолжать несмотря ни на что, и осенью книга была напечатана в Москве, а затем часть тиража по московскому макету — в Иркутске. И вот уже должна была состояться презентация, но тут началась вторая волна пандемии, и мне пришлось сдавать билеты. Но я успел получить тираж в декабре, и успел презентовать книгу в конце 2020 года. Зато благодаря задержке выхода книги, в неё удалось включить некоторые тексты, которые были написаны в прошлом году.
Выступая перед слушателями литературного клуба, Артём рассказал, что у него это уже третья книга стихов. Книги 2014-ого и 2020 года вышли в московском издательстве Воймега. Первая книга появилась в 2006 году. Её выпустил известный иркутский издатель Сапронов. И надо полагать, что это тот самый «знак качества», который стал очень хорошей приметой для будущего творческого пути Артёма Морса.


ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЛАСТОЧКИ

Алёна Рычкова-Закаблуковская родилась в 1973 году в селе Баклаши Иркутской области. Окончила Сибирскую академию права, экономики и управления. По образованию психолог. Первая книга стихотворений «В богородский сад» выпущена в Иркутске в издательской серии «Скрепка» в рамках проекта «Поэты в городе» иркутским представительством Союза писателей России в 2015 году. Публиковалась в журналах «Юность», «Байкал», в «Рижском альманахе», альманахах «Дерибасовская-Ришельевская», «Плавучий мост», «Паровоз», «Глагол» и др. Дипломант международного поэтического интернет-конкурса «Эмигрантская лира», международного литературного конкурса «Чемпионат Балтии по русской поэзии».


АЛЁНА РЫЧКОВА-ЗАКАБЛУКОВСКАЯ: «МЕНЯ ПОЧЕМУ-ТО ОТНОСЯТ К ПОЧВЕННИКАМ»
На встречу с читателями в Братске Алёна Рычкова-Закаблуковская привезла свой, но не прошлогодний, сборник стихов «Птица Сороказим», который появился благодаря иркутскому издательству «Переплёт». Обращаясь к своим слушателям, Алёна рассказала, что с этой книгой она уже сжилась, приняла её и отпустила. И поэтому в этот раз она будет читать свои новые стихи.

Эти темы, наверное, избитые и старые: дом, смерть, иногда любовь. Всё это постоянное неизменное, — отметила она.
А ещё Алёна добавила, что многие после знакомства с творчеством называют её почвенником. Но сама она к этому относится скептически, и в общем-то так не считает.

ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЛАСТОЧКИ

Я не уверена, что это так.
Тем не менее, если долго и внимательно слушать стихи Алёны Рычковой-Закаблуковской, то найти в них эту «почву», конечно, можно. И какую-то большую грустную печаль, связанную с уходом близких людей, тоже. Об этом она, кажется, говорит слишком много. Так что тем, кому надо больше оптимизма, радости и веселья, то за этим нужно обращаться не к Алёне, а к другим поэтам. А она вот такая:
ДРЕВО
Распахни свое чрево, древо.
Человечек – птица желна.
Притулится, да оперится –
Проглаголет свой век сполна.
Распахни своё ложе-лоно.
Дух твой долог, да выйдет вон.
Проплывёт по воде зелёной
Долгоносый челнок долблёный –
Домовины белёный челн.
Зиновею – по зимовею.
Евдокии – благоволить…
Несказанно по ним болею.
И за них продолжаю жить.
А вот ещё одно стихотворение, в котором также отчётливо просматривается обращение к делам Господа.
ДЕРЕВО ВИШНЁВОЕ
Как бы я была та лосось
Посреди лазурного небосвода.
А я дерево вишнёвое, рыбья кость,
Сплюнутая Господом посреди огорода.
Здесь ему не климат. Не лебеда чай.
Что растёт у Господа на задворках.
Только ветки вызреют, холода
Секачом по ним начинают щёлкать.
Уцелеют голые две руки
И опять расправятся лепестки,
На Успенье ягоды заалеют.
Глянцевиты, круглы, но так горьки,
Что от сока губы деревенеют,
Сводит скулы и вяжет рот.
Это слёзы дерева, а не плод.
Так оно себя над землёй несёт
И жалеет себя, жалеет.

ФИРМЕННАЯ ЭКСКУРСИЯ ОТ ЕКАТЕРИНЫ СЕРБСКОЙ

И понятно, что творческий вечер одним только декламированием стихов и презентацией новых книг не закончился. Многие участники встречи тут же парами и группами разбрелись по библиотечным залам для того, чтобы поспорить про новые литературные веяния, или, например, заявить, что Пелевин и его новый роман «Непобедимое солнце» гениальны. Обменивались своими новыми книжками, дарили их друг другу с автографами. 2020 год в Братске, несмотря на пандемию, а может быть, благодаря ей, стал на редкость обильным на новые книги. У Галины Гнечутской отпечатана вторая книга воспоминаний. Она только-только из типографии, можно сказать, что ещё совсем тёпленькая. Книга стихов вышла у известного братского художника Ольги Корепановой. Есть краеведческие книги. Многие эти издания отпечатаны в братской типографии «Полиграф». Между прочим, о судьбе бумажной книги на этот раз участники встречи тоже много говорили, и пришли к мнению, что, несмотря на повсеместное распространение электронной книги, бумажная всё ещё остается предпочтительной. А Артём Морс рассказал, что в Иркутске есть несколько прекрасных книжных магазинов, где можно купить хорошие поэтические сборники. И в том числе, в «Букинисте» на ул. Карла Либкнехта у известного книгомана, председателя иркутского областного Союза библиофилов Григория Хеноха.
А потом директор библиотеки поэзии Екатерина Сербская показала всем желающим знаменитые автографы советских поэтов Евгения Евтушенко, Булата Окуджавы, Беллы Ахмадулиной с интересными историями. Но на этом субботняя литературная встреча не закончилась.

НА КУХНЕ У КОСТРОМИНЫХ

Поздно вечером, уже в знаменитой кухне Костроминых чтение стихов продолжилось. К иркутским поэтам присоединилась и мама Василия Костромина – Генриетта Михайловна. Она прочитала наизусть знаменитое стихотворение советского поэта Ярослава Смелякова «Если я заболею…», написанное в 1940 году. В нём, конечно, мало модернизма и больше «пушкинского начала». Может быть, ещё и поэтому оно так долго и, можно сказать уже, что вечно, живёт.
«Если я заболею,
к врачам обращаться не стану,
Обращаюсь к друзьям
(не сочтите, что это в бреду):
постелите мне степь,
занавесьте мне окна туманом,
в изголовье поставьте
ночную звезду…».
И, конечно, в этот вечер были стихи Василия Костромина. Ещё ни одна творческая встреча поэтов в Братске без них не обходилась.

Похожие статьи