Свежие новости

18 Апр 2021
ВИШЕНКА НА ТОРТ
Новости

ВИШЕНКА НА ТОРТ 

В БРАТСКЕ ПРОШЛА ПРЕЗЕНТАЦИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО АЛЬМАНАХА «ПРИМОРСКАЯ, 49»

Литературный альманах «Приморская, 49» был отпечатан в братской типографии «Полиграф» ещё в конце прошлого года, но его представление широкой публике прошло совсем недавно – в конце марта. Презентация стала немного запоздалой по понятной причине – эпидемия коронавируса. Тем не менее, на неё пришли все, кто хотел, — и желающих оказалось достаточно.

Ирина ЛАГУНОВА, фото автора

Очередной номер альманаха иркутского отделения Союза литераторов России – это событие в культурной жизни Братска. Его появления ждут с нетерпением. Потому что никто заранее не может предугадать, что же там такого необыкновенного на этот раз поставит в вёрстку главный составитель сборника, очень известный братский журналист, и не менее известный в советскую эпоху корреспондент областной газеты «Восточно-Сибирская правда», Владимир Монахов. Как и предыдущий выпуск, второй номер «Приморской, 49» имеет самое непосредственное отношение к библиотеке поэзии им. В. Сербского, которая когда-то вместе с её основателем Виктором Соломоновичем именно по этому адресу, в обычной квартире, и располагалась – на Приморской, 49. А сегодня это «Наймушина, 54» в Энергетике — в окна библиотеки «заглядывает» двухтонный железный Иван Иванович Наймушин – памятник. Уютное помещение, расположенное на самом краю Братской ГЭС – очень гостеприимное, с горячим чаем, конфетами, печеньем и доброй хозяйкой Екатериной Сербской, заведующей библиотекой, дочерью известного библиофила, в прошлом веке прославившего свой город в российских поэтических кругах. Слава эта не меркнет и сейчас, хотя уже не то… И Евтушенко не наведывается, и Кобенков не приезжает, и Распутин не заглядывает…

ВИШЕНКА НА ТОРТ
Владимир Никишин

Ровно год назад на страницах газеты «Знамя» была опубликована небольшая рецензия на предыдущий выпуск альманаха. Её автор – суровый, но справедливый Сергей Анисимов. Он не церемонился в оценках опубликованных произведений, но мы надеемся, что прошлогодние обиды на него, если и были, то давно уже растаяли.

ВИШЕНКА НА ТОРТ
Владимир Монахов

Итак, «Приморская, 49», N 2, 2020. В списке авторов свежего номера – Владимир Монахов, Вадим Скворцов, Марина Акулова с короткой прозой. Все они разные и по-своему привлекательны. Политическая утопия-сказка Владимира Монахова «Будущее нашего времени» начинается так: «1 мая 2050 года мною была впервые запущена в действие система по борьбе против всемирной лжи и её многочисленных разновидностей, которые окутали наше глобальное информационное общество». Думаю, что после такой преамбулы мало кому не захочется немедленно прочитать продолжение. Тем более, что дальше удивительного не меньше, а среди главных действующих лиц – генеральный секретарь ЦК КПСС Ильич, рядовой член ЦК КПСС Михаил Сергеевич, и другие, отчасти узнаваемые, члены комитета.
После прочтения этой краткой политической новеллы так и хочется сказать, что Владимир Монахов – достойный продолжатель классика Войновича и его романа «Москва. 2042», и, конечно, идёт в ногу с нашим современником Игорем Харичевым, написавшим «Кремлёвские призраки» (или наоборот, Харичев идет в ногу с Монаховым). Моё мнение может быть очень субъективным, но то, что пишет Монахов, мне нравится. И даже то, что пока ещё не каждому дано понять (и мне тоже) – эссе «Воспоминания Бога», опубликованного в этом же альманахе, эпиграфом к которому стала цитата из книги популярного среди интеллектуалов французского философа и мыслителя румынского происхождения Эмиля Чорана «Признания и проклятия».

ВИШЕНКА НА ТОРТ

Вадим Скворцов на этот раз выступает в роли не поэта, а прозаика. Его рассказ «Вера» — история солдатки-вдовы, не дождавшейся с войны мужа Демьяна. Известие о гибели Демьяна приносит Вере его однополчанин – Василий. Сюжет простой: кто вернётся с войны живым, тот и пойдёт к семье погибшего недобрым вестником. Однако Василий, на месте быстро оценив обстановку и оглядевшись, решает здесь и остаться. «Он налил себе из фляжки, выпил, поморщился, не закусывая, и снова, пристально глядя на Веру, заговорил: — Это правильно, конечно. Но с другой стороны, сама посуди: тебе детей поднимать надо? Надо. Ты молодая… А одной-то ой как трудно, без мужика-то… Подумай о себе! Жизнь всё одно берёт своё…». Вера, конечно, говорит ему «пошёл вон».

ВИШЕНКА НА ТОРТ

Рассказ написан гладким литературным языком и очень достоверно. Так, как будто Вадим Скворцов лично там был, и всё видел своими глазами. А может быть, и читал где-то что-то похожее, потому что слишком молод, чтобы быть свидетелем тех военных драматических событий в семьях.

ВИШЕНКА НА ТОРТ

Рассказ Марины Акуловой «Кулон» — это боль детской души, тяжёлого признания и раскаяния. Конечно, рассказ задевает за живое. Невольно начинаешь копаться в своём прошлом, и со стыдом припоминать, а не было ли и у тебя в детстве какой-нибудь позорной мелкой кражи, в которой ты будешь раскаиваться всю свою жизнь. И обязательно припомнишь что-нибудь вроде украденной из школьного шкафа тоненькой книжечки про поделки из спичечных коробков…

ВИШЕНКА НА ТОРТ

Ещё одна вишенка на торте – эссе известного критика-скандалиста, грозы современных российских писателей (и почти всегда не зря) Александра Кузьменкова «Гнозис Дмитрия Бакина». И ведь вся его литературная дерзость набирала силу ещё в те времена, когда он жил в Братске. Отвечая во время презентации альманаха на вопрос о том, почему именно это эссе выбрано, и получено ли было на публикацию согласие автора, Владимир Монахов ответил, что это одно из редких эссе, в котором Кузьменков никого не ругает, а наоборот, хвалит. И это был выбор самого составителя альманаха. Что же касается согласия автора, то какое тут уж может быть особое согласие, мы с ним вместе бывало и пьянствовали — такова была примерная суть ответа Владимира Монахова. Сам Дмитрий Бакин (проживший короткую жизнь), о котором идёт речь в эссе Кузьменкова, на «литературных олимпах» считается бесспорно талантливым и незаслуженно обойдённым вниманием. А ещё он сын советского журналиста Геннадия Бочарова, творчество которого в прошлом веке приводили как образец в учебниках для будущих газетчиков.

ВИШЕНКА НА ТОРТ

Украшением альманаха, без сомнений, стала цветная вклейка с репродукциями знаменитого братского художника Владимира Никишина, известного участием во многих региональных и международных выставках. Нашумевшей, кстати, была его выставка в Иркутске в 2015 году «Колесо истории». Рассказывая о своей в прошлом моряцкой жизни, Владимир Никишин удивлял присутствующих приключенческими эпизодами из своей биографии. В альманах же вошло всего лишь одиннадцать репродукций уникальных работ художника. Но даже за это огромная благодарность составителю альманаха Владимиру Монахову, которому в чутье на таланты не откажешь. На вопросы «из зала» — «а почему кошка зелёная?», «а почему у солдата щёки такие красные?» — Владимир Никишин мудро помалкивал, избегая комментариев. Да и чего тут скажешь…

ВИШЕНКА НА ТОРТ

Раздел воспоминаний во втором номере альманаха также оказался очень богатым. На этот раз первыми воспоминаниями детства делились Галина Зеленкина, Галина Гнечутская и Юрий Рясенский. Это, конечно, бесценные свидетельства ушедшей советской эпохи. О мемуарной книге Галины Гнечутской, которая совсем недавно была напечатана в Братске, мы уже рассказывали в одном из предыдущих номеров газеты.

ВИШЕНКА НА ТОРТ

Раздел поэзии на этот раз в альманахе представили Владимир Экспресс, Елена Попова, Елена Вахрушева, Ирина Лебедева, Виктор Цеберябов, Максим Орлов, а также друзья библиотеки – поэты из Ростова-на-Дону, Красноярска, Кирова, Обнинска. Все они заслуживают добрых слов.

А завершить обзор прошедшей литературной встречи, после долгого эпидемиологического затворничества, вполне уместно хорошим стихотворением – одним из лучших стихов поэта – Максима Орлова.

ОСЕННЕЕ
Эпиграф: «Вселенная рифмуется с пельменной. Ю.Татаренко»
Попрошу тебя, парнасгеноссе,
погоди о горнем воздыхать.
Лучше посмотри: какая осень!
Изумись: какая благодать!

Подивись кармину листопада,
и заката сочному бордо.
Насладись бездельем променада
и пичуг октавы пятой до.

Ощути себя таёжной птахой,
это просто – ты же не технарь…
Да со мной восторженно поахай,
окунувшись в тлеющую ярь.

Приземлён я, мой парнасгеноссе,
что неудивительно – телец.
Мне уютно в колоннаде сосен,
чужд межгалактический свинец.

Похожие статьи