Свежие новости

Владимир Экспресс
Здравоохранение

Владимир Экспресс 

(владимир сербский)

Родился в 1957 году. В Братске с 1967 года. Стихи пишет с 17 лет. Член поэтического клуба «У Сербского». Печатался в различных сборниках. Победитель третьего                городского конкурса «Битва поэтов». Член Союза литераторов России.

 

***

Не намыливай верёвку,
прачка-осень,

Полоскала флаг зари, так полощи.

Мне зима пуховое подбросит,

Где берёзы голенасты и тощи.

Без греха, так это те,
кто с нимбом.

Навалилось, а кому сейчас легко?

Иневеет и газон, и нива,

Индевеет у ГАЗона «Нива» —

Пьётся осени парное молоко.

 

В тему осени

И в зеркале воды,
и тенью фонарей

Мы множимся некачественным фото.

Лохматые сады
сентябрь-брадобрей

Туманом подвязав, берёт в работу.

Офтопиком Христа заплатан небосвод.

Усталости рюкзак
навьючила дорога.

Как с чистого листа
Уже который год

Мне осень знак даёт,
что все мы клоны Бога.

__________

Офтопик — вне списка.

 

А Малыш повзрослел

А Малыш повзрослел,
и докончена банка варенья.

Паутинки вранья бахромою в домашний уют.

Бог живёт за стеклом, его сайт недоступен сегодня.

На пороге весна озорная,
весёлая сводня,

Может быть, повезёт — облака,
что снежинкой плюют,

Доползут письменами и выполнят предназначенье.

 

И в надрыв синевы просунется мордочка солнца.

Лужи кромкою льда как зигзаги невидимых дум.

И глядишь, в провода побежит
эхо клавишей позднее,

День сойдёт в никуда с невинной улыбкою Познера.

В рефлексии времён стану сват себе сам, себе кум.

Что ж, спасибо, весна, я тебе отобью три поклонца.

 

ОСКОЛКИ

1.

Хиросиму чувств уравнять
океаном спокойствия,

Мне бы водки чуть, что-то
дышится без удовольствия.

С ангелом в полёт, да застряли
в воздушной яме.

Комаром поёт одиночества миг упрямый.

 

2.

Очертания мельниц
растворяются в кофе,

Дон Кихот не воюет,
он нынче в отгуле.

Ветер листья сгребает
дворником-профи,

Ночь-птенец подрастает, клюв раскрыла с июля.

ПОРТРЕТЫ

«Она смеялась”

У зеленых проталин

нежной омути глаз

Фейерверком

тропинки морщинок,

Голова запрокинута,

три четверти фас.

И берет мотыльком

отодвинут.

 

ЧингиСханом/
чингиС-ханум

У каждого своя пустыня Гоби,

сколько ни огораживай китайской стеной,

из всех самая распространённая фобия —

в выходные и праздники быть одной.

И когда тоска переполнит вены,

совершить переход в три рюмки длиной,

покорить полмира и одного пленного,

потому что это страшно —

быть одной.

 

* * *

“Вакуум” – от тусклой подъездной лампочки,

“одиночество” – клеткою
в бродячем цирке,

где медведь большой, но такая лапочка,

“поздно” – это в запаянном цинке,

листья стаей перелётной к маю,

разменять на них купюру
одиночества,

дождь бормочет и обнимет,

будущей дочке придумать
отчество.

 

* * *

В хоре гудков и соло
диспетчера,

В запахе шпал,
рельс и вагонов,

В сбитом коктейле
всего человечьего,

Трубочка к Богу –
лицо на перроне.

И потихоньку трогает поезд.

Как это трогательно руки
колышутся,

И остается печальная повесть,

Что не напишется… нет.
Не напишется.

 

КОШКИ

День — как ухоженная кошка,

Я — как бездомная собака.

Нам с ним не по пути
немножко,

И оттого мы лезем в драку.

Ночь — как ободранная кошка,

Я — словно дог высокомерен.

В окне звезда рисует рожки,

Луна — воровкой на доверье.

А утро — ласковая кошка,

Туман молочный пьёт из блюдца,

О тень шоссе зашибла ножку,

В рассвет пытаясь дотянуться.

 

И я с собой и с ними в мире

У мышки клик чешу за ухом,

И в интернетовской квартире

Смакую стих как медовуху.

Похожие статьи