Свежие новости

ВОДОЛАЗЫ БРАТСКОЙ ГЭС
Факт

ВОДОЛАЗЫ БРАТСКОЙ ГЭС 

В ГОРОДЕ ЖИВЕТ И РАБОТАЕТ ОТРЯД ПОДВОДНЫХ «КОСМОНАВТОВ»

30.10.2019

В Братске есть представители редкой профессии, отбор в которую по серьёзности ничуть не уступает зачислению в отряд космонавтов. Это водолазы. Их в нашем городе — единицы. И все они трудятся в одном месте — на Братской ГЭС. Тяжело ли работать в обмундировании, вес которого достигает почти центнера? И зачем водолазам нож?

Денис МЕДОВЩИКОВ, БСТ

Водолазную рубаху третьего размера просто так, без помощи коллег, не наденешь. В профессии водолаза без товарища вообще не обойтись. Он и подстрахует, и проверит исправность оборудования. Кто же все-таки они такие — водолазы Братской ГЭС?

На этот раз проводился очередной, тренировочный спуск. Тем не менее, подготовка к нему была основательной. Вода ошибок не прощает. Не зря профессия водолаза входит в список самых опасных.

Водолаз Братской ГЭС Сергей Шальнев вспоминает, что первое время было страшновато. Но со временем это чувство прошло, потому что работа интересная.

— Это разные ощущения, — рассказывает он. – Под водой даже ходить сложнее, а тем более вести там какие-то работы, что-то отпиливать, например.

Нисколько не сомневаюсь, что о работе братских водолазов мало кто вспоминает, а многие даже и не знают о том, что в городе живут представители этой уникальной и редкой профессии. Ведь их работа не видна, они работают где-то глубоко. Что касается Братской ГЭС, список обязанностей водолазов здесь хоть и немногочисленный, но серьёзный: обследование оборудования и подготовка его к ремонтам или замене; закрытие агрегатов для осушения; осмотр и чистка сороудерживающих решеток.

У Сергея Шальнева количество спусков давно перевалило за несколько сотен. На сегодняшний день он один из самых опытных водолазов города. Работает под водой уже восемь лет. Эту профессию он, можно сказать, получил по наследству. Его дед был водолазом.

— Глубина непредсказуема, — говорит Сергей Шальнев, — нужно быть очень бдительным и внимательным. Мое самое сложное погружение было на верхнем бьефе Братской ГЭС, мы обследовали порог. Я спустился и почти сразу потерял ориентацию. Для меня это было тяжелое испытание, потому что я не понимал, где нахожусь. Хотя до этого прошел тренировку в барокамере. Думаю, что через это проходят все водолазы. Со временем появляются профессиональные навыки, и с каждым следующим разом погружения в психологическом плане становится все легче.

Свое мастерство братские водолазы оттачивают круглый год. Тренировки со спусками называются «мокрыми». По словам Сергея Шальнева, это реальные тренировки, которые проводятся на пирсе пять раз в месяц. Каждый месяц работы планируется в зависимости от времени года. Отрабатываются аварийные случаи: когда водолаз, например, выбрасывается на поверхность, или в случаях запутывания.

Коллега Сергея по работе под водой Иван Хадасевич рассказывает об особенностях водолазного «гардероба». Все снаряжение обязательно дезинфицируется, в том числе обработке спиртом подвергается и шлем из меди и латуни, вес которого 18,5 килограмма. Такой шлем используют для погружений на глубину до 60 метров, а при аварийных — до 80. Еще одна обязательная деталь подводного «гардероба» — галоши на свинцовой подошве. Вес каждой из них почти 12 килограммов. Дополняет комплект пара грузов в три с лишним десятка килограммов. Самый лёгкий элемент водолазного снаряжения — нож. По словам Ивана Хадасевича, спуск под воду без специального водолазного ножа запрещен.

-Тысячу раз он не понадобится, а в тысячу первый раз спасет тебе жизнь, — говорит Иван.

Спуск под воду начинается с погружения водолазной беседки. С землей глубоководника, облаченного в девяностокилограммовую амуницию, соединяет страховочный конец и шланг, по которому подаётся воздух. Кроме того, мониторить ситуацию помогает радиосвязь. Десять, двадцать, тридцать метров – это обычная глубина для погружения водолазов ГЭС.

Уникальные специалисты тренируются на уникальном оборудовании. У водолазов Братской ГЭС — единственная в городе барокамера для регулярных тренировок, каждая из которых длится в среднем по четыре часа. Барокамера разделена на два отсека, в которых одновременно могут находиться три-четыре водолаза. Для связи с внешним миром они используют специальные условные сигналы, которые подают деревянным молоточком. Всё необходимое водолазы получают через специальное окно в барокамере: например, воду, еду, книги. Здесь подводники ГЭС отрабатывают погружение на отметку до 100 метров. Многочасовые тренировки проходят четыре раза в месяц. И пропускать их нельзя — это одно из требований профессионального кодекса водолаза.

— Мы тренируемся дышать, работаем с постоянным потоком воздуха, — рассказывает Сергей Шальнев. — Давление испытывает весь организм. Это сложно, и нужно учиться беречь барабанные перепонки.

Кроме того, барокамеру в металлическом помещении можно использовать для лечения профессиональных заболеваний водолазов, в том числе лечить кессонную болезнь. Все эти нагрузки, испытания на выносливость, как показывает практика, по плечу далеко не всем. Который год отряд водолазов Братской ГЭС ищет тех, кто пополнит ряды покорителей глубины. Но это не простая задача – найти человека, обычного только внешне. От нас всех эти люди отличаются тем, что они видят мир иначе — сквозь синюю бездну. А еще тем, что занимаются очень сложным делом, на которое большинство из нас не способны. l

Похожие статьи