Свежие новости

18 Апр 2021
МЕМУАРНЫЙ ЭКВАТОР  ГАЛИНЫ ГНЕЧУТСКОЙ
Новости

МЕМУАРНЫЙ ЭКВАТОР ГАЛИНЫ ГНЕЧУТСКОЙ 

КНИГА ВОСПОМИНАНИЙ «НАБИРАЯ ВЫСОТУ» — ЭТО РАССКАЗ О ТОМ, КАК БРАТЧАНЕ ЖИЛИ, ЛЮБИЛИ, СОЗДАВАЛИ СЕМЬИ, ПОЛУЧАЛИ КВАРТИРЫ, РАБОТАЛИ И ПРЕОДОЛЕВАЛИ БЫТОВЫЕ ТРУДНОСТИ В ЭПОХУ БУРНОГО РАЗВИТИЯ «ЛЕГЕНДАРНОГО ГОРОДА ПЯТИ ВСЕСОЮЗНЫХ КОМСОМОЛЬСКИХ УДАРНЫХ СТРОЕК»

МЕМУАРНЫЙ ЭКВАТОР  ГАЛИНЫ ГНЕЧУТСКОЙ
Галина Гнечутская в библиотеке Сербского

В конце прошлого года у Галины Гнечутской, которая всю свою жизнь посвятила библиотекам (начинала со школьных), и вот уже десять лет работает в библиотеке поэзии им. В.С. Сербского, вышла книга воспоминаний «Набирая высоту». Это вторая часть трилогии. Иными словами, Галина Константиновна сейчас на середине творческого пути – для неё это мемуарный экватор. Первая часть романа была напечатана в 2018 году. Она называется «В семи зеркалах» и сейчас планируется к переизданию. В ней – детство Галины и её друзей, школьные годы, первая любовь, Братск, Рига… Третья часть мемуаров будет посвящена работе в городских библиотеках, а также путешествиям по европейским странам, которых у Галины Константиновны за очень небольшой промежуток времени насчитывается порядка десяти. И я уверена, что третья книга окажется не менее увлекательной, чем две предыдущие. Но её издания нам придётся ещё немного подождать. Как минимум, года два. Набираемся терпения.

Ирина ЛАГУНОВА, фото автора и из личных архивов Галины Гнечутской

МЕМУАРНЫЙ ЭКВАТОР  ГАЛИНЫ ГНЕЧУТСКОЙ

Если попробовать собрать все книги, в которых так или иначе упоминается Братск, то это будет очень внушительная полка, а может быть, и больше. И достойное место на ней, конечно, займёт бытовой роман-воспоминание – картина времени в деталях, трилогия Галины Гнечутской. Книга привлекает к себе внимание тем, что в ней очень много эпизодов из частной жизни. И если в «Острове Братск» Кирилла Бакуркина портрет города основан на многочисленных сведениях, почерпнутых из местных СМИ тех лет, и не менее многочисленных воспоминаниях бывших и нынешних жителей Братска и, конечно, самого автора – коренного братчанина, то у Галины Гнечутской – это взгляд через призму семейной жизни. А главный герой мемуарного романа – это она сама и её семья. «В июле 1964 года я возвращалась из Риги в Братск. Я спешила на родину, к мамочке, с моим суженым Васей Черезовым, хотя у меня были планы учиться, а замужество, казалось, подождёт…», — так начинается повествование, и этим уже многое сказано. В дальнейшем жизнь красивой, молодой и умной братчанки закручивается такими лихими лабиринтами, про которые каждый, кто прочитает книгу, обязательно скажет: «А ведь такое и со мной было, и я начинал свою трудовую деятельность на каком-нибудь цементном заводе, а через несколько месяцев бросил эту работу и поступил учиться, и у меня были первые серьёзные свидания, а потом и в семье всякое бывало, и я помню те дорожки и тропинки в новом городе семидесятых – в Энергетике, и у нас в квартире всё начиналось с тумбочки и металлической кровати с панцирной сеткой… и так далее, и так далее».
Примерно с такими мыслями я и отправилась в гости к библиотекарю Галине Константиновне Гнечутской в надежде услышать её рассказ о том, как так получилось, что в её жизни была одна большая страсть – к книгам. Мы встретились в библиотеке Сербского, обсудили несколько библиофильских историй, полистали редкие книги из фондов и, как и следовало ожидать, в очередной раз пришли к мнению, что интерес к чтению приходит в самом раннем осознанном возрасте.

МЕМУАРНЫЙ ЭКВАТОР  ГАЛИНЫ ГНЕЧУТСКОЙ
Галина Гнечутская в молодости

Когда я была совсем маленькой, у меня не было ни одной книги своей, — рассказывает Галина Константиновна. – Я подрастала, видела, что сёстры ходят с учебниками. Но зачем мне эти учебники? В детском саду нам, конечно, читали книги. И я до сих пор помню, как боялась слушать про Зою Космодемьянскую и выходила за дверь. Когда пошла в школу, у меня тоже были только учебники и большая толстая хрестоматия без обложки. А когда мне исполнилось восемь лет, я пошла в библиотеку. Я и сейчас помню одну из первых книжек, которую взяла почитать, — книжку Маршака «Усатый полосатый». Она сохранилась в коллекции у Сербских. Потом я увидела много ярких детских книжек у соседского мальчика Вовочки. Мальчик был маленький, ему покупали детские книжки, и они были такие красивые. И сам Вовочка был такой хороший, добродушный мальчик. Помню, как я предложила ему поменяться на диафильмы, и он согласился. Чувствовала, что это был неравноценный обмен, и скорее всего вернула бы книги, но мне так хотелось владеть ими, читать их. До сих пор помню картинки из тех книжек. Но мама мальчика, конечно, примчалась к нам и без лишних слов забрала их. В школьную библиотеку я не ходила – она мне не нравилась, и поэтому я стала часто бывать в книжном магазине, наблюдать за продажей, смотреть на книги. Однажды увидела Андерсена в жёлтой обложке «Гадкий утёнок». Книжка до сих пор стоит у меня перед глазами. Это было потрясением для меня. А сегодня я и сама пишу воспоминания, надеюсь, что это поможет новым поколениям братчан не забывать о том, как город жил во второй половине двадцатого века.
Здесь мы, конечно, согласимся с Галиной Константиновной. Потому что большое видится на расстоянии, а также и то, как сильно меняется наша жизнь и насколько легче и проще нам становится в быту.

МЕМУАРНЫЙ ЭКВАТОР  ГАЛИНЫ ГНЕЧУТСКОЙ
Две части трилогии

Галина Константиновна, в вашем мемуарном романе очень много подробностей. Вы их хорошо помните или они основаны на каких-то дневниковых записях?

Конечно, я вела дневники и в школьном возрасте – это было в пятом и шестом классах. Я эти записи использовала в книге «В семи зеркалах». Много писала в девяностые годы. Тогда я подумала, что это новое интересное время, и о нём надо обязательно писать. В дневниках девяностых я описываю своё восприятие событий. Конечно, я была тогда очень либеральных настроений. Без этого тогда нельзя было, это всё было на поверхности – мода, рынок. В то время, как и многие, я даже чем-то торговала. У меня было пять поставщиков. Один из них привозил с завода постельное белье отличного качества, и я получала с продаж 10%. Но я тогда работала в школьной библиотеке, и несмотря на то, что нам уже регулярно не выплачивали зарплату, я всё же бросила этот «бизнес»: были у меня какие-то внутренние противоречия, основанные на том, что этого нельзя делать в школе. Хотя тогда у нас в библиотеке была установлена витрина и мы торговали канцелярией. В начале девяностых годов на хлеб и книги мне хватало. Но со временем книги становились всё дороже, и в конце концов цены оказались запредельными, и я целенаправленно сосредоточилась только на книгах по искусству. А когда наступала инфляция, книгу в Иркутске можно было купить за 30 рублей, а в Братске – за 300. Это был уже 1999 год. В дневнике я обо всём этом пишу.
Вы знаете, конечно, что шестидесятые-девяностые — это было время писем. Я, как и все, писала очень много писем. Часть из них сохранилась, и они тоже легли в основу моих воспоминаний. Правда, я их называю «сумбур вместо музыки». В процессе перечитывания писем и дневниковых воспоминаний в памяти всплывают какие-то новые детали, которые, казалось бы, уже давно и навсегда ускользнули из памяти. Я и до сих пор примерно раз в неделю что-то записываю в тетрадь и считаю, что это очень полезно.

А многие с этой целью пользуются социальными сетями…

Конечно, теперь многие описывают свою жизнь в соцсетях. Но я считаю, что в публичном пространстве это надо делать осторожно, с оглядкой. Любое нечаянное слово потом может быть использовано против тебя. А в своём личном бумажном дневнике я пишу всё, что думаю. Очень не люблю писать о неприятностях, и поэтому у меня были и перерывы в записях. Например, в начале девяностых, когда я работала в школьной библиотеке, к нам пришла новый директор и сразу заявила, что теперь школа будет работать по-новому. В итоге произошла большая смена кадров. Ушли все пожилые учителя, и в том числе мама нового директора, и в первую очередь подруги-учителя её мамы. Дети получили неограниченные права. Им было всё можно, и по любому поводу они могли обращаться напрямую к директору. Так у школьников появлялись навыки доносов и жалоб.
Это были очень сложные времена, которые ломали старые нормы, рассказывает Галина Гнечутская. А ещё это были времена, когда учителя собирали деньги на учебники. Занимались бухгалтерией – выдавали расписки, квитанции, вели ведомости, а потом оптом закупали учебники или через отдел образования, или через книжные магазины. Однажды Галина Константиновна шла через пустырь от улицы Кирова и дальше к тому месту, где позже размещались милиция и паспортный стол, а в пакете у неё лежали семь тысяч рублей – грандиозные деньги по тем временам, и в какой-то момент ей стало страшно.

Мы столько тогда натерпелись, — вспоминает она. — Таскали тяжёлые связки учебников на себе. Нам не давали машину. В общем, это была плохая история.
А сегодня наступила другая история. И хотя книги по-прежнему дорожают, но если ты поставил перед собой задачу что-то прочитать, то у тебя не будет с этим никаких проблем. Другие времена – другие нравы. А работа библиотекаря – та, которая на виду – это лишь макушка айсберга, и она никогда не была лёгкой. За ней кроется труд, который, к сожалению, не многие могут заметить и оценить.

Похожие статьи