Свежие новости

20 Апр 2024
ПОЕДЕТ ЛИ НАЗЕМНЫЙ ДРОН ИЗ БРАТСКА  В ЗОНУ СВО, ЗАВИСИТ ОТ НАС
Новости

ПОЕДЕТ ЛИ НАЗЕМНЫЙ ДРОН ИЗ БРАТСКА В ЗОНУ СВО, ЗАВИСИТ ОТ НАС 

Активисты проекта «Сила Сибири Братск» и участники группы специальной подготовки (ГСП) «Сварог» создали наземный дрон для наших войск в зоне СВО и намерены запустить производство этой беспилотной платформы в мелкосерийное, а может, даже и в крупносерийное производство.

ПОЕДЕТ ЛИ НАЗЕМНЫЙ ДРОН ИЗ БРАТСКА  В ЗОНУ СВО, ЗАВИСИТ ОТ НАС

С передовой сообщают, что количество дронов увеличилось. Если в начале СВО беспилотники с обеих сторон противодействовали только технике, то сейчас дрон может вести охоту за одним бойцом. Изменилась и тактика дроновождения – появились FPV- технологии, когда оператор ведёт «птичку» в очках виртуальной реальности, и сами дроны изменились тоже – по грузоподъёмности, дальности, методах сброса или атаки, и неизбежно изменилась конструкция взрывателей. Например, теперь смертоносная «птица» может просто опуститься рядом с раненым бойцом и совершить подрыв боеприпаса при попытке спасти человека или даже при попытке просто прикоснуться к дрону.



Информация к размышлению
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг во время пресс-конференции в Брюсселе сообщил, что страны-партнеры предоставят Украине 1 млн дронов. В коалицию стран-поставщиков дронов вступили Дания, Латвия, Нидерланды, Эстония, Германия, Литва и Швеция.
Это значит, мы должны передать нашей армии в два раза больше дронов с помехозащищенной системой управления, а также тысячи ретрансляторов для увеличения дальности их действия.
Мы также должны дополнительно создать сотни новых учебно-боевых центров для подготовки высокопрофессиональных операторов – внешних пилотов БПЛА.
И третье – их боевые действия должны осуществляться в теснейшей координации с подразделениями радиоэлектронной борьбы. Иначе всё будет насмарку.
И последнее. Всё это надо делать быстро, без обычной бюрократии, привлекая к повседневной деятельности фронта тысячи русских кулибиных и частных инженерных центров, анализируя наилучшие практики применения в бою их изделий и выявляя центры компетенции, которые следует распространить на всё инженерное сообщество России.

Бывший глава «Роскосмоса», а ныне командир добровольческого подразделения «Царские волки» Дмитрий Рогозин

Наконец, уже рядовым событием на фронте стали битвы между дронами в воздухе и на земле, когда воздушные беспилотники нападают на беспилотники наземные. Многократно выросла ценность опытных операторов дронов, они становятся желанной целью для противника. Совершенствуются и средства радиоэлектронной борьбы. Люди постепенно вытесняются с поля боя, кто знает, может быть, именно сейчас появляется не просто отдельный род войск, без которого в будущем, как без бронетехники, ни один конфликт будет невозможен, а меняется всё направление технического прогресса.

И уже сейчас становится понятно, что в сражении равных технологий выигрывает тот, кто первым совершит очередной технологический скачок, причём и качественный, и количественный.

С участниками проекта  «Сила Сибири Братск» Семёном Герасимовым и Михаилом Ничипорчуком, а также с представителем ВПК «Патриот» Дмитрием Зверевым (о его опыте волонтёра в зоне СВО мы писали в № 4 от 2 февраля этого года) мы встретились в редакции «Знамени». О тренировках ГСП «Сварог» наша газета уже писала в начале прошлого года, с тех пор некоторые воспитанники и участники «Сварога» отправились на срочную службу по защите Родины, а некоторые в настоящее время несут службу в зоне проведения СВО.

– Поскольку одной из основных тем наших занятий в «Свароге» была тактическая медицина, особое внимание мы уделяли эвакуации раненых. Кроме того, мы постоянно поддерживаем связь с братчанами, которые проходят службу в зоне СВО, и со временем стало понятно, что своевременная эвакуация раненого представляет большую сложность, особенно если боец, получивший ранение, находится по итогу столкновения на пристрелянной нейтральной полосе, – рассказывает Семён Герасимов. – Мы узнавали стоимость таких самоходных тележек, она где-то около миллиона рублей. Надо сказать, что это огромная сумма для волонтёрского движения, и мы решили – а давайте сделаем такой дрон сами.

Для непосвященного человека эта задача кажется простой, но в реальности создание такой техники – это очень тонкое сохранение баланса сразу в нескольких плоскостях: между мощностью двигателя и зарядом батарей; между грузоподъёмностью и шириной гусениц и снова мощностью; между проходимостью, собственным весом и всем, что упоминалось до этого.

– Надо учитывать ещё и ремонтопригодность такой машины. Хорошее решение – сделать раму из дюраля, но в полевых условиях восстановить её будет крайне сложно. Поэтому и о применяемых материалах пришлось подумать. У нас есть связь с ребятами, которые успешно собирают боевые летающие дроны, это профессионалы, они себя не афишируют, и у них довольно-таки дорогие машины, но они сделаны отлично, выходят в случае опасности промаха на второй вираж, и мы с ними сотрудничаем, благодаря им мы избежали некоторых тупиковых решений, но мы хотим значительно удешевить нашу ПХЕ (полевую хозяйственную единицу), – говорит Михаил Ничипорчук.– Касательно летающих дронов – вариант купить такой в Китае за 30 тысяч, грузоподъёмностью 3 килограмма, вполне приемлем. В отечественном исполнении такая машина будет дороже.

Справедливости ради надо сказать, что сейчас самый известный наземный робот-транспортёр – это «Братишка» из Татарстана. Он легко и быстро тянет за собой человека в волокушах, но всё же это ещё в некоторой степени и коммерческий проект. Братчане прибыли не ждут. Можно предположить, что конструированием воздушных и наземных беспилотников занимаются в каждом более или менее крупном российском городе, и это хорошо. Это даёт надежду на то, что однажды количество модификаций и разных решений перейдёт в качество.

ПОЕДЕТ ЛИ НАЗЕМНЫЙ ДРОН ИЗ БРАТСКА  В ЗОНУ СВО, ЗАВИСИТ ОТ НАС

Первый опытный образец братчан  выглядит не очень презентабельно и воинственно, но ребята это прекрасно понимают.

– Нашей задачей было сделать транспортёр, который автономно способен пройти до трёх километров при скорости 20 километров в час, а при нагрузке развить скорость 5-8  километров в час. В сущности, у нас всё получилось. Да, первый образец сделан, как говорят, из г…на и палок, но он был нам нужен просто для понимания компоновки деталей, вида рамы, распределения нагрузки. В конце концов, важно было знать – поедет ли такой транспортёр и как далеко, сколько унесёт на себе, какая у него будет проходимость, – говорит Михаил. – В конце концов, наша ПХЕ-1 возит одного человека запросто. В ходе испытаний были выявлены недостатки, которые будут исправлены.

На ПХЕ-1 скинулись собственными деньгами. Лицеисты из ВПК «Патриот» собрали электрику и запрограммировали её, собрали приёмник сигналов и пульт управления. На первом образце всё сделано на платформе Arduino – это  технология для начинающих пользователей и конструкторов. С этим проектом лицеисты едут на Международный форум «Шаг в будущее» в Москве, и для них это первый, уверенный шаг в инженерную профессию. Для проекта также очень пригодились навыки школьников по созданию чертежей в программе AutoCAD, что необходимо для серийного производства. Об этом рассказал преподаватель лицея № 2 Дмитрий Зверев. Пожалуй, впервые в истории города школьники принимают участие в проектировании машины, которая будет востребована не когда-то в будущем, а буквально сегодня, да ещё и в войсковой операции.

– Разумеется, электроника будет другой. Если на ПХЕ-1 стоит электроника стоимостью 15 тысяч рублей, то профессиональная электроника, с возможностью управления от FPV-дрона, работой через ретрансляторы сигнала по зашифрованному протоколу, с некоторой защитой от РЭБ, что позволит скрыть местонахождение оператора, будет стоить минимум 150 тысяч рублей и будет, к сожалению, заказываться за рубежом, – говорит Семён Герасимов. – Скоро мы встречаемся с представителем отечественного производителя, там посмотрим, может быть, наши умельцы  могут сделать не хуже, а может быть, им лучше подучиться и всё же освоить собственное производство.

– Да-да, сейчас самая крутая борьба не греко-римская, а радиоэлектронная. Конечно, мы поменяем гусеницы, будет стоять уже редукторный мотор, элементы каркаса станут модульными и взаимозаменяемыми в зависимости от целей применения, – дополняет рассказ Семёна Михаил. – Станки – вот что тоже не менее важное. Можно, конечно, раму вырезать «болгаркой», потом обработать напильником, но КПД такого производства будет очень небольшим и времени уйдёт очень много. А мы знаем, что в городе есть лазерные станки по металлу, и очень может быть, что работают они не очень интенсивно. Думаю, что предприниматели могли бы нам помочь. Повторюсь, в планах – выпускать такие наземные дроны серийно, производственными мощностями. Для индустриального Братска это по силам, и такие беспилотники однозначно помогут фронту, количество спасённых солдат увеличится! В мирное время такие машины тоже будут востребованы в любых чрезвычайных ситуациях.

– Сначала, когда мы только начали тренировки, на нас не просто смотрели косо, нам ещё как-то пытались мешать, – говорит Семён. – Сейчас же мы чувствуем серьёзную поддержку простых людей. Мы созванивались с нашими танкистами-братчанами, и они говорят: нормальная тема, ребята, делайте. Даже пять снарядов привезти на закрытую позицию – хорошая поддержка.

Пока в сфере беспилотных машин наша страна в роли догоняющего. Нам к этой роли не привыкать. Как правило, догоняем мы очень быстро и перегоняем достаточно далеко. Об успехах и нуждах братского производства беспилотных аппаратов мы будем информировать читателей. А пока ребятам очень важна материальная поддержка.

Кирилл БАКУРКИН

Для перевода используйте реквизиты: диалоги СберБанк (qr-код) или по номеру 8-904-124-12-61 (Тинькофф, Семён Г.)

ПОЕДЕТ ЛИ НАЗЕМНЫЙ ДРОН ИЗ БРАТСКА  В ЗОНУ СВО, ЗАВИСИТ ОТ НАС

Похожие статьи