Свежие новости

«ФРОНТОВИКИ, НАДЕНЬТЕ ОРДЕНА!»
Факт

«ФРОНТОВИКИ, НАДЕНЬТЕ ОРДЕНА!» 

08.05.2019

В редакцию пришло письмо от почетного гражданина города Братска Алексея Владимировича Гоголицына. Алексей Владимирович вложил в конверт фотографию фронтовика Александра Степановича Южакова, его небольшую биографическую справку и попросил опубликовать фотографию на страницах газеты:

«Прошу вас в связи с Днем Победы 9 Мая напечатать в газете «Знамя» фотопортрет Южакова Александра Степановича (1911 – 1987 гг.), награжденного девятью орденами (в том числе семью орденами за Великую Отечественную войну). За отличия в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. награжден тремя орденами Красного Знамени, тремя орденами Красной Звезды и орденом Отечественной войны. За заслуги в строительстве Братской ГЭС и ЛЭП-220 Иркутск-Братск награжден орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени и званием «Заслуженный строитель РФ».

Мы выполняем просьбу Алексея Владимировича Гоголицына.

БЕСПОЩАДНАЯ ВОЙНА

В истории Братскгэсстроя вчерашние солдаты, офицеры Великой Отечественной войны сыграли огромную роль. Именно на их примере с первых дней в строительной организации закрепилось понятие «командиры производства». Имея опыт подчинения дисциплине, расстановки сил, командиры производства добивались результатов и в делах трудовых.

Начальник стройки Иван Наймушин делал ставку на таких людей. Недаром в первом десанте на берега Ангары рядом с ним были фронтовики, будущие руководители подразделений Братскгэсстроя — А. Южаков, В. Чудотворцев, Н. Виноградов, В. Герасименко и другие. Это было настоящее созвездие ветеранов.

Сам Наймушин не был участником Великой Отечественной войны, хотя всегда рвался на фронт, но стране было важнее его участие в работе на оборону. В 1937 году Иван Наймушин в числе пяти лучших выпускников Московского горного института был распределен на работу в наркомат тяжелой промышленности. Через два месяца после начала войны был назначен начальником строительства тепловой гидроэлектростанции в Йошкар-Оле, которую несколько десятилетий так и называли «наймушинской».

У СТРОЙКИ СВОИ ЗАКОНЫ

Александр Степанович Южаков, пиджак которого был покрыт орденами и медалями, в 1954-м в Братске начинал начальником СМУ. Пройдет немного времени, и он будет переведен на строительство ЛЭП -220, будет отвечать за участок Иркутск — Тулун. И вместе с товарищами освоит проект за два года и четыре месяца вместо отведенных по плану четырех лет. За трудовой подвиг ряд боевых наград пополнит орден Трудового Красного Знамени.

Впоследствии Южаков пройдет ряд высоких должностей, будет заместителем Наймушина, управляющим комбинатом «Братскжелезобетон». И всегда будет говорить, что война была для него суровой жизненной школой. Семь ранений, 11 штыковых атак оставила в биографии Александра Степановича война. Когда его спрашивали — а как оно, в штыки-то? Отвечал: «Не помню ничего. Бежишь, кричишь, неприятель стреляет в упор. Чувствую, плечо мне прострелил. Я его на штык. Потом, когда стихло, отошел в сторонку, сел на пень и заплакал».

Уже в Братске Александр Южаков скажет, что двенадцатой штыковой атакой станет ЛЭП-220 в 660 километров длиной через глухую тайгу, болота, мошкару и морозы. Ее подполковник, политрук дивизии, командир отдельного лыжного батальона, участник прорыва блокады Ленинграда Южаков проведет также смело, с огнем в сердце.

И в мирное время Наймушин поручал Южакову сложные операции. В начале строительства в Зеленом городке действовала банда, которая грабила палатки, пока люди были на работе. Люди отказывались выходить на работу, ставилась под угрозу вся идея Братскгэсстроя. Тогда Наймушин пригласил к себе Александра Южакова.

-Ты воевал, — сказал начальник стройки, — вот и покажи, что умеешь. Бери людей, а я тебя прикрою.

Расшифровывать задание не было необходимости. В итоге собрал Александр Степанович бывших фронтовиков и других крепких, надежных ребят, вооружил подручными средствами и велел устроить слежку за бандитами. Сразу было решено «пленных» не брать, действовать на поражение. Однажды, выждав очередной момент ограбления, защитники Зеленого городка ворвались в палатку, где и накрыли шайку варваров.

В «плен» действительно никого не взяли и шуму много не наделали. Наутро в машину погрузили 20 трупов упырей, вывезли в неизвестном направлении. Разбои и грабежи прекратились навсегда. Вокруг этого дела вплоть до середины 90-х хранилась тайна. Факт расправы с бандой — еще одно подтверждение того, как беспощадно расправлялись фронтовики с теми, кто не хотел жить по людским меркам.

Алла ТИРСКИХ

Похожие статьи