Свежие новости

ДУШОЙ ВСЁ ТАМ ЖЕ, НА ЗАВОДЕ
Новости

ДУШОЙ ВСЁ ТАМ ЖЕ, НА ЗАВОДЕ 

Борис Гаврилов приехал в Братск из Питкяранты (Карелия). Сначала на пуск кордного потока приехал директор Бронислав Слятский, потом позвал коллег-земляков

Как складывались эти годы? Что осталось в памяти? Чем гордится ветеран? Рассказывает сам Борис Гаврилов:
– Приехал я через год после пуска, в 1966-м. 8 августа приступил к работе диффузорщиком на кордном потоке. Хлебнуть пусконаладочных проблем довелось сполна – пусконаладка со всеми её сложностями продолжалась.
До 1971 года проработал на корде, потом на целых полтора года уехал с коллегами в Болгарию. В городе Свиштов мы пускали целлюлозный завод. С комбината тогда поехало порядка десяти специалистов, в основном технологи: Иван Перков – варщик, я – на промывке, Петр Шадов – на регенерации извести и т.д. По окончании работы нас отметили национальными наградами Болгарии: кого золотой, кого серебряной медалями труда.
В Братск вернулись в 1973-м. Слятского тогда уже перевели на пуск второго целлюлозного завода, туда же направили меня. С тех пор второй завод стал родным: там, на беленом потоке, я отработал до самого выхода на пенсию в 2005 году. Меня поставили бригадиром диффузорщиков или, как принято называть у технологов, обером. Я был в составе группы, которая принимала оборудование. Пролез много где, принимал бассейны, баки, трубопроводы. Кажется, завяжи глаза, и сегодня смогу найти тот или иной трубопровод.
Пускались в 1974-м очень тяжело. Надо было учесть множество нюансов технологии. Только одно отработаешь, другое всплывает. Приспосабливались долго, одним годом дело не ограничилось. Особенно большие помехи создавала промывная станция, никак не могли настроить, аварийность была высокая. На втором заводе пришлось столкнуться с вакуумным сортированием, о котором мало что знали. И уж тем более не работали. Оказалось, вакуумное сортирование – настолько плотная система, что нигде не должно быть подсоса воздуха. Как только появлялся подсос, щелок вспенивался, масса выливалась наружу, так что диффузорщики по пояс в массе ходили. Сапоги вообще не снимали, массу гребли, не успевая на лопату насаживать. Этот участок был наиболее проблемным. Котёл-то непрерывного действия, ему надо варить постоянно, а на промывке что-то случалось, и котел останавливался, шел непровар. И непроваренной горячей массой забивались сортировки, приходилось чистить – кто лопатами, кто скребками.
С огромным уважением и благодарностью вспоминаю женщин, которые были на пуске и работали в те первые трудные годы. Их терпению и упорству не перестаёшь удивляться, как они выдерживали колоссальные физические нагрузки. Сколько ни пытались на моём веку принимать диффузорщиками мужиков, никто не задержался.
Главное, понять и принять: легко на пуске не бывает. У меня это был уже третий пуск, и я смирился с мыслью – будет тяжело. Что в Питкяранте, что на корде, что на втором заводе – часто тормозила промывка. Варщики сварят и сидят, а мы не можем эту массу взять, чтобы переработать. Масса на нуле разливалась чуть ли не в мой рост. И мы не уходили со смены, пока всё не уберём. Потребовалось время, прежде чем мы приобрели необходимые навыки, настроили режимы, отладили процесс и начали уверенно работать. Ни переливов, ни забиваний – всё осталось в прошлом. Практически полностью перешли на пульт, тогда как раньше на пульте были только старший рабочий и помощник. Двое – на фильтрах, ещё двое – на нулевой отметке. Бригада состояла из пяти-шести человек. А стало не больше трёх, на отметках людей вообще нет, обход сделали — и снова на пульт. Везде чисто, вокруг баков хоть танцуй.
Сегодня встречаются знакомые, я спрашиваю, как там дела. «Борис Алексеевич, у тебя уже один фильтр убрали, поставили новый». Вот ведь 15 лет прошло, а меня по-прежнему считают своим – это дорогого стоит.
Конечно, я горжусь своим предприятием. Поток родной. Приятно, что меня, рабочего, награждали высокими наградами: медалью к 100-летию Ленина, бронзовой медалью ВДНХ, орденом Трудового Красного Знамени. Мне не стыдно за свой труд, не стыдно перед коллегами. Мы и сегодня поддерживаем отношения, занимаемся в ветеранской организации по самым разным направлениям на любой вкус и интерес. Как лидер первичной ветеранской организации второго завода, стараюсь не забывать поздравить коллег с днём рождения или юбилеем.
После пуска новой хвойной линии «Большого Братска» я был однажды на новом потоке, видел сортирование, новый отбельный, проходил в сушильный. Разница, конечно, ощутимая. Хочется снова побывать в родном цехе, поздороваться, поговорить с людьми. Я до сих пор всей душой на ЦЗ-2. Знаю, что и среди коллег-ветеранов желающих найдётся много.

Марина МАЛЫГИНА
Фото автора

Похожие статьи