Свежие новости

20 Апр 2024
ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК В 90-Х ГОДАХ БРАТСК «ОКУЧИВАЛ» АМЕРИКАНСКИЙ МОШЕННИК
Новости

ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК В 90-Х ГОДАХ БРАТСК «ОКУЧИВАЛ» АМЕРИКАНСКИЙ МОШЕННИК 

В 1994 году журналист областной газеты «Советская молодёжь» Юрий Удоденко в подробностях рассказал историю американского мошенника Джеймса Вудса, который для человека в США ничего не значащего вдруг поднялся в Сибири на небывалую высоту и чуть было не заработал более миллиона долларов, пытаясь вывезти из Братска несколько тонн полудрагоценных камней. Стоит вспомнить эти события.

Важно, что и сегодня эта история остаётся поучительной. Иногда нелишне вспомнить случившееся 30 лет назад, чтобы понять, насколько изменился мир вокруг нас, насколько мы стали другими. На правах бывшего сослуживца Юрия Удоденко я позволил себе пересказать эту историю читателям «Знамени» в сокращённом виде, добавив от себя взгляд из сегодняшнего времени на 90-е годы, поскольку по прошествии времени некоторые поступки людей уже не совсем понятны.  При этом весь фактаж родом только из статьи Юрия Николаевича «Каменный гость из Америки. Путешествие янки в Приангарье в поисках дураков».

ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК В 90-Х ГОДАХ БРАТСК «ОКУЧИВАЛ» АМЕРИКАНСКИЙ МОШЕННИК

После принуждения Грузии к миру в 2008 году, когда Россия не дала себя унизить, «коллективный Запад» решил с нами воевать. Для россиян был усложнён визовый режим в Европу, исчезли программы обмена студентами с США, и дальше пошло по нарастающей.  Но эта история, собственно, и началась с программы обмена студентами. Студенческие группы Иркутского госуниверситета посещали Техасский университет, и наоборот. В 1991 году наши комсомольцы на встрече с начинающими молодыми бизнесменами США отметили Джеймса Вудса, который был одержим идеей приехать в Сибирь. Объяснял он свою тягу в наши края тем, что в Москве тяжело – там уже много кто работает из США, а Сибирь полна богатствами и возможностями. Джеймсу Вудсу сделали вызов из обкома комсомола, и он приехал в Россию в последние месяцы существования СССР.

Люди мы добрые и гостеприимные. Американ бой Джеймс неделями жил на квартирах у своих русских друзей, питался за их счёт. Американского молодого бизнесмена (сейчас эти три слова ничего особенного не значат, но в 90-х годах это почти как титул в позапрошлом веке: «его сиятельство, князь…») знакомили с разными людьми (он же ещё и гость!). Комсомольские деятели в порыве гостеприимства умудрились даже сводить Вудса к губернатору области Юрию Ножикову, где Джеймс Вудс, как пишет Юрий Удоденко, «приобрёл политический капитал, другого у него просто не было». Юрий Ножиков о Вудсе наверняка ничего даже и не подумал. Но известно, что думала о нём братчанка, генеральный директор АО «Торгпроминвест» Елена Гришаева: «молодой, зелёный, никчемный, ничего не умеющий и просто неинтересный».

Видя такое обхождение, Вудс понял, что может хорошо поживиться в Иркутске и в Братске. И дальше события развивались, как в комедии Николая Васильевича Гоголя «Ревизор», с той лишь разницей, что Вудс пошёл гораздо дальше Хлестакова.

Если бы у Вудса, как у Хлестакова, тоже был друг Тряпичкин, он тоже написал бы ему: «Помнишь, как мы с тобой бедствовали, обедали на шерамыжку и как один раз было кондитер схватил меня за воротник по поводу съеденных пирожков на счет доходов аглицкого короля? Теперь совсем другой оборот. Все мне дают взаймы сколько угодно. Оригиналы страшные. От смеху ты бы умер. Ты, я знаю, пишешь статейки: помести их в свою литературу».

Сотрудник обкома комсомола Юрий Пантюхин вспоминал, как Вудс со своими американскими собеседниками, ничуть не стесняясь Юрия (который окончил Иркутский институт иностранных языков), разговаривали о том, что слабоумные русские воспринимают любого американца как богача, возят, кормят за свой счёт, и грех не пользоваться такой ситуацией. Слышала эти высказывания и не очень хорошо знающая английский Елена Гришаева. При ней Вудс делился со своими «односельчанами» опытом, что, мол, русских дураков ничего не стоит облапошить и умным американцам не возбраняется это делать. После знакомцы Вудса будут вспоминать, что предложение заплатить за что-либо тот воспринимал как личное оскорбление.

Окрылённый успехом своего первого визита в СССР, Джеймс Вудс быстро съездил в Америку и вернулся с «большим человеком» Дэвидом Гафнером. 22 августа 1991 года (оцените дату) горисполком Братска в лице Виктора Казакова подписал с президентом фирмы «Бридж Петролеум Компани» Дэвидом Гафнером и вице-президентом Джеймсом Вудсом  протокол о намерениях. К подписанию присоединились компании «ЭглоСиб» и «Братск-Турс». Предмет договора – разработка Братского газоконденсатного месторождения. Примечательно, что от горисполкома в договоре – печати и подписи, от американской компании – только подписи. Газпрома ещё не существовало, но мечты Вудса начали сбываться. И пусть вас не удивляют полномочия горисполкома: в конце 80-х Совет народных депутатов города вообще постановил приостановить работу БЛПК, пока от завода не перестанет пахнуть. Дикое было время.

Но, конечно, никакой «Бридж Петролеум Компани» в природе не существовало. Обвинять власти Братска в какой-то недальновидности – странно. Тогда никому даже в голову не могло прийти, что эти американские бизнесмены – липовые. В это просто нельзя было поверить тогда. А когда Вудс ещё немного оброс связями, появилась ещё и «Техасско-Сибирская торговая компания», которая прочно «законтачилась» с Восточно-Сибирским  отделением  «Академии Нового Мышления»* (да, я тоже, как и вы, чувствую подвох в названии российской компании, но сейчас не о ней). Совместно планировалось реализовать проект «Новая Мангазея»**. И это был только этап глобальной программы «Возрождение России», хотя таких диванных «возрождальщиков» полно и сегодня.

Юрий Удоденко приводит в своей статье первую часть совместного документа между американской компанией и «Академией», отрывок из раздела  «Предмет договора», оцените:

Стороны настоящего договора берут обязательство объединить усилия в реализации эколого-ноосферных преобразований на территориях Байкальского региона (Россия) и штата Техас (США) в рамках концепции решения общечеловеческих проблем на принципах нового (глобально – целостного) мышления и новых технологий (ноу-хау), разработанных Академией Нового Мышления в качестве международного проекта «Новая Мангазея» и одновременно первого этапа реализации программы «Возрождения России». Отрабатываемые новые технологии в социальной и отраслевой сферах ориентированы на преодоление кризисных тенденций в регионах на основе включения механизмов эколого-ноосферных преобразований, в основе которых лежит избирательно ориентированная активизация интеллектуальных и материально-энергетических потенций регионов в контексте решения следующих стратегических задач:

1. Резкое улучшение экологической обстановки в регионах;

2. Подъем качества и уровня жизни по основным количественным показателем (детская смертность, продолжительность жизни,  индекс гуманитарности, превышающий средний мировой уровень);

3. Выход на темпы роста регионального дохода, намного превышающего средний мировой уровень.

Оцените прочитанное, оцените слог и уровень околонаучной абракадабры. Это всё те же Нью-Васюки Остапа Бендера, только куда как прямее, даже без шахматного турнира – мы просто хорошенько подумаем, и всё к нам само придёт. Ну что может быть проще, чем «резкое улучшение экологической обстановки» или «включение эколого-ноосферных преобразований» путём «глобально целостного мышления», и что может быть проще, чем поднять доходы выше мирового уровня при такой-то забористой ноосфере вокруг?

Вот вам сейчас смешно, а вплоть до последнего времени этой уверенной тарабарщиной во многих местах можно было завоевать имидж не просто умного, образованного, но и очень духовно развитого человека. В 90-е годы эта инфантильная чушь вполне работала. Да и сейчас на тренингах люди посылают запросы во Вселенную – только в путь.

Но, конечно, никакого возрождения России тогда не началось, поскольку Вудсу нечем было вложиться в этот процесс. Надо полагать, и «Академия Нового Мышления» тоже не имела за душой, мягко говоря, каких-либо значимых средств. Но это и неважно. Главное было – громкие названия фирм, намерения на разработку месторождения газа в Братске и на оптовое возрождение России, и всем этим можно было козырнуть при случае. Президентом «Техасско-Сибирской торговой компании» был сам Джеймс Вудс, его заместителем – его же отец, а мать была бухгалтером. Капитал фирмы составлял 20 тысяч долларов  – это гонорар за книгу Вудса о том, как он, больной дислексией, окончил колледж и университет. Кстати, так себе достижение, вот 43-й президент США Джордж Буш-младший с тем же диагнозом два срока страной руководил и ещё две войны развязал – вот это успехи так успехи.

Зато вице-президент компании «Бридж Петролеум» Вудс использовал любую возможность, чтобы собрать минералы. Шёл даже на мелкие кражи. Например, с художников-камнерезов, что в те годы продавали свои работы в Иркутске у магазина «Политкнига» на проспекте Ленина и возле «Интуриста» на набережной, он собрал немало готовых работ якобы для рекламной кампании в США и без права продажи. Но, конечно, никакой рекламной кампании не было, по прибытии в США Вудс тут же всё продал.

ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК В 90-Х ГОДАХ БРАТСК «ОКУЧИВАЛ» АМЕРИКАНСКИЙ МОШЕННИК
Советские геологи. Фото Эдгара Брюханенко

В это же время президент «Техасско-Сибирской торговой компании» (ТСТК), всё тот же Вудс, вдруг очаровал руководство Коршуновского ГОКа (если власти Братска доверили ему разработку месторождения, чем мы хуже? – может быть, так думали на этом предприятии?). Сейчас держитесь – Коршуновский ГОК предоставлял «Техасско-Сибирской торговой компании» эксклюзивное право на проведение торговых операций с полудрагоценными камнями и минералами – до момента создания совместного предприятия. ГОК согласился предоставить ТСТК образцы минерала хлорита для участия в выставке самоцветов в США. ТСТК согласна была оплатить партию хлорита весом в 100 кг по 200 долларов за килограмм после окончания выставки. ГОК отправил на выставку в США 23,4 кг хлорита в декабре 1991
года.

Разумеется, никакого хлорита ГОК  обратно не получил. Минерал остался в США. По решению российского суда с расчётного счёта ГОКа в пользу государства (России) таможней было взыскано 2,5 миллиона рублей – за нарушение таможенного законодательства.

Совместно с предпринимателем из Братска Вудс открыл ещё одну фирму «Джоув Инк.». Братский предприниматель, назовём его только по имени – Владимир, намеревался продать Вудсу 107,5 тонны полудрагоценных и поделочных камней за 25 525 долларов. Из них – 12 тонн чароита, 10 тонн кристаллического кварца, тонну турмалина (!) по 0,8 доллара за килограмм и другие минералы…

Тут Юрий Удоденко, не будучи геологом, но припоминая, что слышал о турмалине в контексте ценности короны императрицы Анны Иоанновны, заглянул в справочники и выяснил, что турмалин в то время стоил 60 долларов за карат (это 0,2 грамма), а тут он по 80 центов за килограмм. Тут или Владимир недотёпа или Вудс великий мастер – гадать не надо, просто они нашли друг друга. И в целом эта история из жизни предпринимателей 90-х годов очень типична. В народе об этом сложили смешной в 90-е годы анекдот, контекст которого, наверное, многим уже совершенно непонятен.

Встречаются два бизнесмена. Один говорит:

– Есть вагон повидла.

– Сколько?

– Три миллиона.

– Два.

– Замётано.

Один пошел искать два миллиона. Второй пошёл искать вагон повидла.

В целом, если будет нужно одним словом охарактеризовать 90-е годы, все десять лет, это будет слово «имитация». Имитация деятельности была везде и во всём: мы как бы продаем, а мы  как бы покупаем; как бы бизнес ведём и как бы прибыль получаем; как бы говорим и нам как бы верят; как бы есть президент и он как бы руководит… Многие на имитации своей значимости заработали огромные деньги, а те, кого раскусили вовремя, закончили очень плохо. В общем-то, Виктор Пелевин в 1999 году об этом целый роман написал – «Generation П», рекомендую.

Тем не менее Джеймс Вудс подготовил к отправке в США целый контейнер, где находилось около 10 тонн самоцветов. В частности 4 100 килограмм чароита. По мировым ценам 1994 года все эти камни стоили более миллиона долларов. Не совсем понятно было происхождение камней. Как помнят старожилы, в середине 80-х годов минерал чароит был очень популярным, в Братске даже ювелирный магазин «Чароит» на улице Мира открыли, но потом минерал исчез. Сейчас его добыча (месторождение чароита на нашей планете есть только на границе Иркутской области и Якутии) строго лимитирована и близка к нулю, вдобавок в некоторых образцах наблюдается повышенная радиоактивность.  Вот и в контейнере Вудса, который таможенники задержали на станции Вихоревка, нашли глыбу в 70 кг весом с излучением 250 микрорентген в час. Это в 5 раз выше нормы для чароита, и вывоз таких объектов даже с месторождения строго запрещён.

Удивили экспертов кристаллы кварца очень высокого качества. Из чьих рук они попали к Вудсу? Где он достал эти минералы, тогда, в 1994 году, выяснить не удалось. Вудс был арестован милицией Братска, но вскоре отпущен, и мгновенно уехал на родину. Почему так случилось – осталось загадкой, хотя мы, наверное, догадываемся…

Из США Джеймс начал писать письма. Как отмечает Юрий Удоденко, для начала Вудс потревожил члена Конгресса США Сэма Джонсона, затем с жалобой на бесчинства братской милиции он обратился к сенатору Филу Грэмму. Американские чиновники начали обмен письмами и факсами, думая, как вызволить контейнер с самоцветами со станции с непроизносимым названием Вихоревка.

Мэру Братска Ивану Невмержицкому Вудс тоже направил послание.

«Я надеюсь,пишет Вудс мэру Братска,что мы сможем достигнуть приемлемого решения этой печальной ситуации, возникшей у меня с милицией города Братска. <…>  Я связался с компанией «Техас Тиймб энд Экспортинг» в Москве, и президент компании представил доклад своему знакомому, который является депутатом Федеральной Думы. Вам следует,– командует Вудс, – связаться с ними обоими». <…>«Не правда ли,  моя история представляет хорошую рекламу для возможностей ведения бизнеса в Братске», – припугивает Вудс.

Чтобы не дать Ивану Невмержицкому манёвра к трусливому отступлению перед таким интеллектуальным напором, Вудс добивает градоначальника: «Я дал интервью на радио в Остине, Техас, в котором я рассказал эту историю. Я также рассказал об этом журналисту из Далласа, который ждёт вашего ответа на мой факс, прежде чем статья будет опубликована. Газета охватит 1,5 миллиона американцев. Общая реакция американской публики на мой опыт – шоковая ситуация. Значительное число американцев поверит, что в стране, которая рассчитывает получить значительную помощь от правительства США, существует игнорирование прав американских бизнесменов, пренебрежение инвестициями. Моя бывшая коллега по университету теперь является директором службы новостей одной из телевизионных американских сетей. Я послал ей описание полученного опыта и скоро выступлю гостем в передаче, подобной «60 минут», где я поделюсь своим опытом последних трёх лет, приведу шокирующие примеры коррупции, которая существует в Братске».

Сквозь строки этого письма проглядывает классическое американское самомнение, уверенность в собственной непогрешимости. Как скрыть от всех, что ты вор и жулик? А рецепт не меняется до сих пор – надо обвинить противную сторону в коррупции. Замечательный образец разборок в американском духе.

Бизнесмен Владимир тоже много интересного рассказал про Вудса – тот как-то привёз в Братск своего партнёра Патрика Хаггинса, которого представил как владельца ювелирного магазина. Владимир сам побывал в Техасе, посетил этот магазин, увидел, что Хаггинс ведёт себя там вроде как хозяин – отдаёт распоряжения и демонстрирует деловитость. По приезде Владимир сообщил своим компаньонам, что в Далласе есть большой ювелирный магазин, где готовы принять товар из Сибири. Компаньоны поверили, влезли в долги, купили на аукционе в Якутске поделки из чароита, нефрита, изделия из кости мамонта, и по официальным документам всё это было вполне легально отправлено в США. Шагнули к успеху.

Но, конечно, никаких денег сибирские предприниматели не получили.  Вудс сказал, что товар не пользуется спросом, а если и продаётся, то лишь чуть дороже, чем был куплен в России. Бизнесмены снова приехали в Америку, и оказалось, что ситуация совсем иная. Вудс обещал всё отдать и исправить, но после отъезда россиян он будто пропал. Братчане снова поехали в Америку, но оказалось, что Джеймс находится в Братске, отец Вудса обещал отправить все товары обратно в Братск, но  как только братчане уехали, исчез со связи и отец Вудса.

Неправильно будет говорить, что мошенники в 90-е годы были только со стороны США. Наши сограждане тоже покуролесили в Северной Америке, работая другими методами. Так или иначе, отъём денег в столкновении двух цивилизаций происходил из-за разницы менталитетов. Но это уже другие, не менее дикие истории.

Юрий УДОДЕНКО, газета «Советская молодёжь»,

Кирилл БАКУРКИН

*Согласно ЕГРЮЛ, «Академия Нового Мышления» действовала 14 лет 2 месяца 23 дня, прекратила своё существование 4 марта 2010 года, то есть была организована в 1995 году, хотя статья Юрия Удоденко написана в 1994 году. Видимо, в какой-то момент «Академия» перерегистрировалась, может быть, даже из-за Вудса, по следу которого одно время шла ФСК (Федеральная служба контрразведки).

**Сейчас название «Новая Мангазея» носит автономная некоммерческая организация «Центр исследований антропологии, истории и этнографии Красноярского края». Ничего общего с упоминаемыми нами событиями эта организация не имеет.

Памяти Юрия Николаевича Удоденко

ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК В 90-Х ГОДАХ БРАТСК «ОКУЧИВАЛ» АМЕРИКАНСКИЙ МОШЕННИК

От строителей остаются дома, от врачей – спасённые жизни, от учителей – умные дети, а от журналистов на этом свете остаётся только сухая серая бумага газетных подшивок (от тележурналистов – строчки в программе телепередач в этих подшивках). Между тем, иногда невредно напомнить темы и тексты журналистов прошлых лет людям, которые живут сегодня. Статьи иркутского журналиста Юрия Удоденко будут актуальны всегда, поскольку писал он о человеческих пороках.

Когда мы познакомились (то есть как познакомились – мне было 23 года, а Юрий Удоденко был знаменитым минимум на всю область журналистом), или, вернее сказать,  тогда я просто его увидел в первый раз, а увидел ли он меня и отметил ли как-то для себя это событие – очень вряд ли.  В тот же день и услышал я его тоже впервые, и скажу вам – больше за тридцать последующих лет я не слышал так переливчато и беспрестанно матерящегося человека.  Водился за Юрием Николаевичем такой грешок. А был он человеком умным, въедливым и очень, очень ранимым. Мат для него был ширмой и психологической защитой, сигналом «я плохой, не подходите ко мне, не трогайте меня». Да, это далеко не лучший вариант, конечно, но, видимо, так получилось. Не все это понимали.

Юрий Удоденко был криминальным журналистом, и, как вы понимаете, 90-е годы были его временем. По утрам в приёмной редактора на пятом этаже (его кабинет был рядом), где располагалась газета «Советская молодёжь», к нему уже сидели посетители с папками документов в руках, поскольку журналистика в то время была несколько иной: ещё по советской инерции каждый материал был важным сигналом для власти. Поэтому Юрий Николаевич разбирался с незаконно уволенными милиционерами, незаконно избитыми этими же милиционерами задержанными, с ворами, пострадавшими от произвола, и с пострадавшими от произвола воров. Удоденко был всегда на стороне незаконно потерпевших, к какой бы «масти» они не принадлежали. В таком положении очень трудно иметь друзей, но уважение среди преступников и милиционеров у него было огромное.

Был случай, когда к нему обратилась женщина – ее муж напивался, приходил домой, куражился, как мог, и она, без шуток, была на грани того, чтобы убить его. «В следующий раз просто вызови милицию, я их предупрежу, не бойся, даже бить его не будут», – сказал он ей. Она так и сделала. Муж вернулся из «тигрятника» через сутки каким-то одухотворённым, если так можно выразиться. Бросил пить, начал новую жизнь. Что там случилось в отделении милиции, осталось неизвестным.

Юрий Удоденко много писал о Братске, помню, как в 1997 году он сорвался и тут же поехал в наш город, когда узнал, что в доме № 26 по бульвару Космонавтов пьяные придурки – квартирные воры, мужчина и женщина, после того, как вдоволь поиздевались над маленьким мальчишкой, который открыл им дверь, порезали его ножом, сломали ногу, а затем сбросили ребёнка в шахту мусоропровода с шестого этажа (мальчик, к счастью, выжил).

Веселиться Юрий Николаевич тоже умел. Вместе с ним на новогодней редакционной вечеринке в 1995 году мы изображали Деда Мороза и Снегурочку, причём дедом был я (в то время худой до велосипедного состояния), а Юрий Удоденко – всегда полный человек, в размерах квасной бочки, переоделся Снегурочкой. Взял где-то искусственную длинную и толстую косу, раздобыл гипюровое (читай – полупрозрачное) женское платье, натянул его на почти голое тело, накрасился, как смог, и в таком виде, после того, как  гости позвали Снегурочку, выбежал к собравшимся с воплем, который в газете воспроизвести  нельзя (причина описана в начале текста). Свои всё поняли правильно, но в гостях на редакционной вечеринке была знаменитая столичная дама, скажем обтекаемо – из хорошей и очень культурной семьи, и ей стало дурно, уж не знаю, как она себе представляла журналистскую Снегурочку, но, видимо, как-то более утончённо.

В 2013 году ранимый Юрий Николаевич пережил очень сложный внутренний кризис, который мог стать фатальным, спас его тогда журналист Артур Пьянов. 4 сентября 2021 года в возрасте 72 лет Юрий Удоденко заболел коронавирусом и ушел из жизни.  

Кирилл БАКУРКИН

Похожие статьи