Свежие новости

20 Апр 2024
МЫ, РУССКИЕ, НЕЗЛОПАМЯТНЫЕ,  МЫ УМЕЕМ ЛЮБИТЬ,  И ЭТО ЗАЛОГ БУДУЩЕГО МИРА
Новости

МЫ, РУССКИЕ, НЕЗЛОПАМЯТНЫЕ, МЫ УМЕЕМ ЛЮБИТЬ, И ЭТО ЗАЛОГ БУДУЩЕГО МИРА 

Статья «”Любители Шевченко” против русских солдат. Политика памяти на Украине в эпоху СССР», которая вышла в нашей газете 9 февраля, вызывала, конечно, не массу откликов, но радостно, что реакция на неё была. Причём реакция от людей, от которых косвенно зависит решение проблемы, поднятой в тексте, – издание произведений братского писателя Иннокентия Захаровича Черемных. А актёр и режиссёр Владимир Куликов, который играл в моноспектакле по роману Черемных «Лихолетье»*, написал нам письмо и дал согласие на его  публикацию.

МЫ, РУССКИЕ, НЕЗЛОПАМЯТНЫЕ,  МЫ УМЕЕМ ЛЮБИТЬ,  И ЭТО ЗАЛОГ БУДУЩЕГО МИРА

В июле 2022 года, приступая к работе над моноспектаклем «Лихолетье» Иннокентия Захаровича Черемных, я даже не предполагал, что все окажется так тесно переплетено: моя жизнь, жизнь Иннокентия Захаровича и жизнь его героев, а все его герои – это не вымышленные персонажи, а настоящие люди – соратники Иннокентия Черемных, его сослуживцы.

Мне очень понравилась статья «Любители Шевченко». Она очень злободневна, это слово точно характеризует то состояние, в котором находится наше современное общество. Я имею в виду конфликт, причина которого лежит на поверхности – разногласия братских народов: украинцев и русских, которые легко используют наши западные «друзья». «Гражданская война», как сказал Владимир Путин. И это противоречие, оно более глобальное, глубинное и происходит в душах, в сердцах, и его невозможно измерить.

В 1968 году Иннокентий Черемных трижды ездил на Украину в село Люботино, дабы разобраться, как так получилось, что на западной русской земле встали против него и его сослуживца самые натуральные украинские националисты, сделать с которыми уже тогда было ничего невозможно, несмотря на советскую власть.  Более того, значительная часть органов местной власти, напротив, прикрывала их действия. 56 лет прошло с тех пор, как Иннокентий Захарович ездил разбираться с историей своего сослуживца и местными националистами… А что изменилось с тех пор во взаимоотношениях двух братских народов? Мы воюем, убиваем друг друга. И как это все остановить? А остановит это всё только любовь. Возлюби ближнего, как самого себя, гласит божественная заповедь. Оказывается, это не просто, это сложно. Это невозможно, но это нужно сделать, нужно! Без этого нет будущего у нас, братских народов,  нет будущего у всего мира. Это не преувеличение. Это правда.

Вспоминая о последнем дне войны, Черемных рассказывал, как они общались с немецкими мирными жителями: «…уже всем было понятно, что долгожданный час победы настал, и мы, слушая его и ничего не слыша, кричали «Ура-а!». <…>Жители Циттау выбрасывали и выбрасывали в окно белые полотенца, но нигде не высовывались человеческие головы. А нам, признаться, хотелось, чтобы немцы вышли на балконы и разделили с нами эту общую радость. Только с наступлением дня стали появляться на балконах старики, старухи.

– Старина! Мать! Муттер! Война капут! – кричали мы им.

Кое-кто, нехотя помахав нам рукой, тут же исчезал, будто просто так вышел и безразлично смотрел на происходившее у его окон. Уезжая с этой улицы, на которой протолкались  несколько часов, мы махали пилотками, они нам – платочками, как будто закадычные, никогда не враждовавшие между собой друзья. Насколько же мы, русские, незлопамятные люди! Будто мы и не слышали о душегубах  Майданека. А мы, хоть и шутя, сватали невест, любезно приглашали в Сибирь, от которой так далеко увела нас война».

Да, мы, русские, незлопамятные, мы умеем любить, и это залог будущего мира. Но это нужно сделать, нужно сделать шаг навстречу друг другу. Это непросто и произойдет не сразу, но это нужно сделать, без этого не будет будущего. Это правда.

*Все средства от спектакля, а это более четверти миллиона, пошли в фонд «Братск – всё для победы».

Похожие статьи